Решения и определения судов

Определение Новосибирского областного суда от 30.08.2010 N 22-3291 Приговор по делу о покушении на умышленное убийство изменен: из описательно-мотивировочной части исключена ссылка на то, что осужденный не раскаивается в содеянном, поскольку он вправе по своему усмотрению выбрать позицию защиты.

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 августа 2010 г. по делу N 22-3291

Судья: Варвашенина Л.А.

Докладчик: Свинтицкая Г.Я.

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

Председательствующего: Пащенко Е.В.,

Судей Свинтицкой Г.Я., Овчинниковой Л.М.,

При секретаре: Л.Е.,

рассмотрела в судебном заседании 30 августа кассационную жалобу осужденного Б.А. на приговор Коченевского районного суда Новосибирской области от 22 апреля 2010 года, которым:

Б.А. осужден по ст. 30 ч. 3 - 105 ч.
1 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбытия наказания с 18 декабря 2009 года.

Б.А. признан виновным и осужден за покушение на умышленное убийство, то есть умышленное причинение смерти Е., не доведенное до конца по независящим от него обстоятельствам.

Преступление совершено им 17 декабря 2009 года в Коченевском районе Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором суда.

Подсудимый Б.А. в совершении преступления виновным себя не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Свинтицкой Г.Я., объяснения осужденного Б.А., адвоката Горбуновой М.К., поддержавших доводы жалобы, мнение прокурора Быковой О.С., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Б.А. считает приговор суда незаконным, просит его отменить, дело направить на новое рассмотрение.

По доводам жалобы осужденного, основаниями для отмены приговора являются следующие обстоятельства:

- преступления он не совершал, доказательств его виновности в материалах уголовного дела не имеется. Об этом свидетельствуют нарушения, допущенные во время предварительного следствия.

Так, нож был изъят у него 17 декабря 2009 года, неизвестно где и при каких обстоятельствах находился после этого, а затем 18 декабря было оформлено его процессуальное изъятие.

Из заключения эксперта следует, что на его руках отсутствует кровь потерпевшего.

После причиненных телесных повреждений потерпевший жил еще пять суток, однако не был допрошен на предмет установления лица, причинившего ему повреждения. Не был допрошен и медицинский работник, оказавший ему первую медицинскую помощь.

Следователь необоснованно отказал ему в допросе К., Ф. и О. в качестве дополнительных свидетелей, тогда как показания названных лиц имеют существенное значение для дела. Так, Ф. могла подтвердить
то, что в село он приехал 17 декабря 2009 года по ее просьбе.

Суд не учел того, что следователь В. изменил некоторые показания, а после поступления дела в суд уволился с работы, и это так же свидетельствует о том, что его вина не доказывалась.

Из показаний свидетеля Б. следует, что он (осужденный) звонил по телефону и говорил о нанесенных телесных повреждениях. Однако, содержание этого разговора не восстановлено, хотя телефон у него был изъят и возможность установить лиц, которым он звонил у следователя имелась;

- суд необоснованно признал достоверными показания свидетелей К. и Б., тогда как они противоречивы, поскольку указывают на разное количество лиц, собравшихся в доме и распивавших спиртное, время прихода этих лиц и ухода;

- суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетеля Б. о том, что он угрожал ему ножом, приставлял нож к горлу и требовал везти дальше. Эти показания опровергаются показаниями свидетеля М., который сидел рядом с Б. и должен был видеть эти действия;

- не дал суд надлежащей оценки показаниям сотрудников ДПС, которые так же противоречивы и не соответствуют фактическим обстоятельствам и опровергаются видеозаписью его задержания.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Б.А. государственный обвинитель Заборовский И.В., считая приговор суда законным, обоснованным и справедливым, просит приговор суда оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы осужденного Б.А., возражений на них государственного обвинителя, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Виновность Б.А. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии
с требованиями ст. 88 УПК РФ. Все обстоятельства, подлежащие доказыванию, установлены судом правильно, а выводы суда о доказанности вины осужденного соответствуют фактическим обстоятельствам дела и мотивированы.

Доводы жалобы осужденного о недоказанности его вины проверялись судом, обоснованно признаны несостоятельными и опровергнуты доказательствами, приведенными в приговоре.

Так, из показаний потерпевшей К. следует, что между Е. и осужденным возникла ссора на почве разговора о прошлых судимостях, а также из-за того, что потерпевший отказался называть осужденному место проживания своей дочери, которая ранее сожительствовала с Б.А. В ходе этой ссоры осужденный подошел к сидевшему на кровати потерпевшему, вытащил из кармана одежды нож и нанес им два удара по телу Е., а затем еще один удар сверху вниз в область сердца.

Из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что Е. причинены телесные повреждения в виде колото-резаных ранений: проникающего в грудную полость с повреждением верхней доли левого легкого, проникающего в грудную полость сердечной сорочки с повреждением мышцы сердца и проникающего ранения передней брюшной стенки с повреждением левой доли печени, что является тяжким вредом здоровью по признаку опасности для жизни. По мнению эксперта, данные телесные повреждения образовались от действия предмета, обладающего колюще-режущими свойствами. (Как следует из материалов дела, через несколько дней после этого, потерпевший скончался, но причиненные телесные повреждения не состояли в причинно-следственной связи со смертью).

Из показаний свидетеля Б. следует, что осужденный в ссоре нанес потерпевшему три удара ножом. После этого по просьбе осужденного они с М. повезли его в село. В дороге Б.А. в телефонном разговоре кому-то сообщил о том, что нанес удары ножом потерпевшему, от которых Е. умрет. При этом нож
у него был с собой, и он угрожал его применением, если они с М. не довезут его. При проверке показаний на месте свидетель указал на обстоятельства, при которых осужденный нанес удары, а также указал на участки тела, куда были нанесены эти удары.

При осмотре места преступления, на полу в квартире, на постели, на стене, на одежде потерпевшего была обнаружена его кровь, о чем свидетельствует протокол осмотра места преступления и заключение экспертизы вещественных доказательств.

Из свидетельских показаний С. и Б. следует, что они задерживали осужденного, и в машине, был обнаружен складной нож. Из заключения эксперта, исследовавшего этот нож следует, что на его лезвии обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от потерпевшего. Показания названных свидетелей не противоречат, а согласуются между собой, а также с показаниями свидетелей Б. и М. и с письменными доказательствами.

Оценив в совокупности приведенные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденного в совершенном преступлении. При этом отсутствие крови на руках осужденного на правильность выводов суда не влияет, поскольку к выводу о доказанности вины суд пришел исходя из того, что совокупность приведенных в приговоре доказательств является достаточной для разрешения дела по существу, и необходимости в исследовании дополнительных доказательств, в том числе и следов крови на руках осужденного, не имеется.

По этим же причинам не влияет на правильность выводов суда и отсутствие в материалах дела показаний потерпевшего и медицинского работника, оказавшего первую медицинскую помощь.

Вопреки доводам жалобы осужденного, у следствия и суда не имелось необходимости в исследовании детализации телефонных разговоров осужденного и других лиц во время его следования с места преступления на предмет
установления признания осужденным своей вины, поскольку факты причинения ножевых ранений подтвердили свидетели, непосредственно находившиеся на месте преступления.

Доводы жалобы осужденного о недопустимости вещественного доказательства - ножа, являются необоснованными, поскольку из материалов дела следует, что данное доказательство получено следователем в соответствии с требованиями закона. Как видно из протокола осмотра автомашины, в которой был обнаружен нож, составлен он в 2 часа 18 декабря 2009 года, то есть сразу после задержания осужденного. Все значимые обстоятельства получения данного доказательства отражены в протоколе осмотра, который отвечает требованиям ст. ст. 166 и 167 УПК РФ. Поэтому оснований для выводов о том, что нож был изъят при других обстоятельствах и в другое время, у суда не имелось.

Как видно из протокола судебного заседания, свидетель Б. и потерпевшая К. дали показания по обстоятельствам дела, и эти показания полно и объективно приведены в приговоре, им дана надлежащая оценка. Из показаний названных лиц следует, что они сообщили об одних и тех же обстоятельствах, при которых осужденный совершил преступление, а затем уехал на машине и в пути следования при нем находилось орудие преступления. Учитывая последовательность, с которой свидетели поясняли о преступлении, согласованность их показаний не только между собой, но и с совокупностью других доказательств, суд обоснованно не усмотрел в них противоречий и признал достоверными.

При таких обстоятельствах с доводами жалобы осужденного о том, что показания названных свидетелей противоречивы и суд не устранил этих противоречий, согласиться нельзя.

Полно и объективно приведены судом в приговоре и показания свидетеля М. о том, что он действительно по просьбе Б. повез осужденного в село, в пути следования осужденный наклонялся к
Б., что-то говорил ему, после чего Б. просил его ехать дальше. После задержания у осужденного был обнаружен нож. При сопоставлении этих показаний с пояснениями свидетеля Б. видно, что они согласуются между собой, так как Б. так же указывал на то, что осужденный под угрозой применения ножа принуждал ехать дальше, о чем он и просил М. Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что в совокупности с другими доказательствами, показания свидетеля М., вопреки доводам жалобы осужденного, так же подтверждают причастность осужденного к совершению преступления.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами жалобы осужденного и о том, что суд необоснованно отказал в допросе дополнительных свидетелей К., Ф. и О., которые смогли бы подтвердить цель и время его приезда в село, поскольку приведенные осужденным обстоятельства являются неотносимыми к делу. Как видно из материалов дела и установлено судом, факт нахождения осужденного на месте совершения преступления и причинение ранений потерпевшему не оспаривается ни самим осужденным, ни свидетелями, которые присутствовали при этом.

Из материалов дела видно, что все протоколы следственных действий составлены следователем в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, каких-либо исправлений не имеют, заявлений и замечаний о том, что обстоятельства, изложенные в процессуальных документах, искажены, от участников этих процессуальных действий не поступало. Свидетели, допрошенные в судебном заседании, так же не указывали на то, что их показания в протоколах допросов искажены. Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что доказательства в виде показаний свидетелей во время предварительного следствия получены в соответствии с требованиями закона. При этом, увольнение следователя, о чем имеется ссылка в жалобе осужденного, не влияет на достоверность и допустимость этих доказательств.

При
таких обстоятельствах оснований согласиться с доводами жалобы осужденного о том, что во время предварительного следствия показания свидетелей были искажены, не имеется.

Таким образом, тщательно исследовав обстоятельства дела, устранив все противоречия, и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к правильному выводу о доказанности вины Б.А. в совершении покушения на умышленное убийство, то есть умышленное причинение смерти Е., не доведенного до конца по независящим от него обстоятельствам, верно квалифицировал его действия и осудил по ст. ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 1 УК РФ.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному им, с учетом общественной опасности и тяжести преступления, конкретных обстоятельств дела и всех данных о личности осужденного, а также с учетом влияния назначенного наказания на его исправление. При этом суд обоснованно признал обстоятельством, смягчающим наказание, наличие у осужденного малолетнего ребенка. Выводы суда о виде и сроке наказания мотивированы и оснований не согласиться с ними у судебной коллегии не имеется. Поэтому назначенное осужденному наказание, по мнению судебной коллегии, является справедливым, и оснований для его смягчения не имеется.

Вместе с тем приговор суда подлежит изменению в связи с нарушением уголовного закона.

По смыслу уголовного закона, решая вопрос о назначении наказания, суд должен учитывать все обстоятельства и данные о личности осужденного, имеющие существенное значение для дела, либо прямо указанные в законе, в частности в ст. 63 УК РФ.

Как видно из приговора, разрешая вопрос о наказании, суд учел то, что осужденный не раскаивается в содеянном. Между тем, данная ссылка не основана на законе, поскольку осужденный вправе по своему усмотрению
выбрать позицию защиты, поэтому указанную ссылку следует исключить из описательно-мотивировочной части приговора суда. Исключение названной ссылки из описательно-мотивировочной части приговора суда не влияет на объем совершенного осужденным преступления, поэтому не влечет за собой смягчения назначенного наказания.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется, поэтому с учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Коченевского районного суда Новосибирской области от 22 апреля 2010 года в отношении Б.А. изменить, исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку суда на то, что осужденный не раскаивается в содеянном.

В остальной части этот же приговор в отношении Б.А. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Б.А. - без удовлетворения.