Решения и определения судов

Определение Московского областного суда от 24.08.2010 по делу N 33-16449 Иск о признании незаконным отказа в назначении пенсии удовлетворен правомерно, так как в спорный период истица выполняла трудовые обязанности не только по должности заместителя главного врача, но и врача скорой медицинской помощи.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 августа 2010 г. по делу N 33-16449

Судья: Сургай С.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего судьи Ракуновой Л.И.,

судей Мертехина М.В., Шинкаревой Л.Н.,

при секретаре Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 24 августа 2010 года кассационную жалобу ГУ - УПФ РФ N 24 по г. Москве и Московской области на решение Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 08 июля 2010 года,

по делу по иску К. к ГУ - УПФ РФ N 24 по г. Москве и Московской области о признании незаконным отказа в назначении пенсии,

заслушав доклад судьи Шинкаревой Л.Н.,

объяснения представителя истца М. (по доверенности),

установила:

К. обратилась в
суд с иском к ГУ - УПФ РФ N 24 по г. Москве и Московской области о признании незаконным отказа в назначении пенсии.

В обоснование заявленных требований указала, что ответчик необоснованно отказал ей в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной деятельности по охране здоровья населения, исключив из специального стажа, дающего право на досрочную трудовую пенсию по старости, период ее работы с 01.05.2003 г. по 31.12.2003 г. в должности заместителя главного врача по медицинской части МУЗ “Ликино-Дулевская станция скорой помощи“ и периоды нахождения на курсах повышения квалификации с 04.05.1989 г. по 04.07.1989 г., с 05.05.1998 г. по 27.06.1998 г., с 27.01.2003 г. по 27.02.2003 г., с 01.12.2007 г. по 10.12.2007 г. и с 22.01.2008 г. по 04.03.2008 г.

Просила обязать ответчика включить в специальный стаж спорные периоды и назначить досрочную трудовую пенсию по старости с даты обращения в пенсионный орган, т.е. с 26.08.2009 года.

Ответчик иск не признал, ссылаясь на отсутствие требуемого стажа.

Решением Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 08 июля 2010 года исковые требования К. удовлетворены.

В кассационной жалобе ГУ - УПФ РФ N 24 по г. Москве и Московской области просит отменить судебное постановление как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии с п. п. 20 п. 1 статьи 27 Федерального закона “О трудовых пенсиях в РФ“ трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в
учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и в поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Согласно пункту 2 статьи 27 названного Закона списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Как установлено судом и следует из материалов дела, К., 27 августа 1956 года рождения, обратилась 26.08.2009 года в Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда РФ N 24 по г. Москве и Московской области с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения. Однако, комиссия решением от 17.11.2009 года отказала К. в назначении вышеуказанной пенсии, поскольку специальный стаж истицы составил 28 лет 9 месяцев 20 дней. В специальный стаж, дающий право на досрочную пенсию по старости как медицинскому работнику, не был зачтен период работы истицы с 01.05.2003 г. по 31.12.2003 г. в должности заместителя главного врача по медицинской части МУЗ “Ликино-Дулевская станция скорой помощи“, так как отсутствуют условия для досрочного назначения трудовой пенсии, подтверждающие выполнение работы по врачебной деятельности. Не зачтены также, периоды нахождения истицы на курсах повышения квалификации с 04.05.1989 г. по 04.07.1989 г., с 05.05.1998 г. по 27.06.1998 г., с 27.01.2003 г. по 27.02.2003 г., с 01.12.2007 г. по 10.12.2007 г. и с 22.01.2008 г. по 04.03.2008 г..

Судом
установлено, что К. с 01.08.1981 года работает в МУЗ “Ликино-Дулевская станция скорой медицинской помощи“.

01.05.2003 года истица была переведена на должность заместителя главного врача по медицинской части.

Удовлетворяя исковые требования в части включения в специальный стаж периода работы с 01.05.2003 г. по 31.12.2003 г., суд пришел к обоснованному выводу о том, что в указанный период истица выполняла трудовые обязанности не только по должности заместителя главного врача, но и врача скорой медицинской помощи.

Вывод суда о том, что выполнение К. работы врача скорой медицинской помощи на полную ставку доказано имеющимися в деле материалами, является правильным и соответствует материалам дела.

Согласно Списку должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.10.2002 года N 781, в графе “наименование должностей“ предусмотрена должность: врачи-специалисты всех наименований (кроме врачей-статистов), в том числе врачи-руководители учреждений (их структурных подразделений), осуществляющие врачебную деятельность; в графе “наименование учреждений“ - станции скорой медицинской помощи.

Поскольку истица в спорный период осуществляла врачебную деятельность, то суд, исходя из положений указанных выше норм материального права и фактических обстоятельств дела, обоснованно включил в специальный стаж период работы с 01.05.2003 г. по 31.12.2003 г.

Тот факт, что истица не была надлежащим образом оформлена по должности врача выездной бригады, не может ущемлять ее законные права и интересы.

Кроме того, ответчик в нарушение ст. 56
ГПК РФ не представил суду бесспорные доказательства, опровергающие показания свидетелей, справки, бухгалтерские и иные документы, свидетельствующие о выполнении истицей обязанностей врача выездной бригады скорой помощи.

В силу п. 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. 27 и 28 ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 516 от 11.07.2002 года, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

Согласно ст. 187 ТК РФ в случае направления работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняется место работы (должность) и средняя заработная плата.

При разрешении спора, суд пришел к правильному выводу о том, что периоды с 04.05.1989 г. по 04.07.1989 г., с 05.05.1998 г. по 27.06.1998 г., с 27.01.2003 г. по 27.02.2003 г., с 01.12.2007 г. по 10.12.2007 г. и с 22.01.2008 г. по 04.03.2008 г. - нахождения истицы на курсах повышения квалификации подлежат включению в стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение. Данный вывод суда соответствует требованиям указанных норм материального права и фактическим обстоятельствам дела. Период нахождения на курсах повышения квалификации является периодом работы с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель должен производить отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

Кроме того, для отдельных категорий работников в силу специальных нормативных актов повышение квалификации - обязательное условие выполнения работы. Таким образом,
период нахождения на курсах повышения квалификации подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение.

С учетом спорных периодов работы специальный стаж К. составляет более 30 лет, что дает ей право на назначение пенсии с 26 августа 2009 года.

Судебная коллегия находит, что судом первой инстанции правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, применен закон, подлежащий применению по спорным правоотношением, в соответствии со ст. 67 ГПК РФ представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов, содержащихся в решении, все они были предметом рассмотрения суда первой инстанции, в решении по ним содержатся правильные и мотивированные ответы.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 08 июля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.