Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 24.08.2010 N 22-4686 Оправдательный приговор в отношении осужденного подлежит отмене с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство, поскольку суд при постановлении приговора не дал оценку всем доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим, не привел мотивов, по которым отверг доказательства, положенные в основу обвинения, а также не указал процессуальные основания оправдания осужденного со ссылкой на конкретные нормы закона.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 августа 2010 г. N 22-4686

Судья Ковин А.П. Дело N 1-45/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего - Чулковой В.А.

судей - Тарасовой И.В., Калмыковой Л.Н.

при секретаре - И.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Т.В. и кассационное представление государственного обвинителя помощника военного прокурора 301 военной прокуратуры И.П.Вылитка на приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 14 апреля 2010 года, которым

Т.В., <...>,

судимый:

1.16.06.2006 года по ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285,

ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, 292,
292 УК РФ, ст. 69 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы, без штрафа, с лишением права занимать должности, связанные с материальной ответственностью, сроком на 2 года, с лишением воинского звания “подполковник“,

осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 года) к 3 годам лишения свободы, без штрафа.

Также Т.В. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 292, 292, 292 УК РФ и ему назначено наказание:

по ст. 292 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 года N 162-ФЗ) по эпизоду от 14.05.2004 года в виде лишения свободы сроком на 1 год, в соответствии с требованиями ст. 78 УК РФ от отбывания наказания освобожден за истечением срока давности;

по ст. 292 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 года N 162-ФЗ) по эпизоду от 25.05.2004 года в виде лишения свободы сроком на 1 год, в соответствии с требованиями ст. 78 УК РФ от отбывания наказания освобожден за истечением срока давности;

по ст. 292 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 года N 162-ФЗ) по эпизоду от 14.05.2004 года в виде лишения свободы сроком на 1 год, в соответствии с требованиями ст. 78 УК РФ от отбывания наказания освобожден за истечением срока давности;

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания и наказания, назначенного Т.В. по приговору Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 16.06.2006 года в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы, с лишением права занимать должности, связанные с материальной ответственностью, сроком на 2 года, с лишением воинского звания “подполковник“, и окончательно к отбытию
назначено - 6 лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа, с лишением права занимать должности, связанные с материальной ответственностью сроком на 2 года, с лишением воинского звания “подполковник“, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

П., <...> года рождения,

уроженец <...>(Адрес)<...>, не судимый,

по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 5 ст. 33 - ст. 292 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 года N 162-ФЗ), ч. 5 ст. 33 - 292 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 года N 162-ФЗ) - оправдан за непричастностью к совершению данных преступлений.

Заслушав доклад судьи Калмыковой Л.Н., мнение государственного обвинителя - помощника военного прокурора 301 военной прокуратуры гарнизона И.П.Вылитка, поддержавшего доводы кассационного представления и просившего приговор по доводам кассационной жалобы осужденного Т.В., оставить без изменения, адвоката Львова В.Б. и осужденного П., возражавших против удовлетворения кассационного представления, просивших приговор оставить без изменения,

Судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе осужденный Т.В. с приговором суда в части назначенного ему наказания, которое считает чрезмерно суровым, не согласен, просит срок наказания снизить.

Считает, что суд недостаточно учел обстоятельства, смягчающие его наказание: наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, страдающего тяжким заболеванием и нуждающегося в профилактическом лечении, ухудшение в условиях следственного изолятора в силу длительного там нахождения состояния здоровья его самого, наличие у него государственных наград: медалей “За отличие в охране государственной границы“ по Указу Президента от 27.05.2003 года и “В память 300-летия Санкт-Петербурга“ по Указу Президента от 19.02.2003 года.

Указывает на непричастность П. к совершению преступлений, находит постановленный в отношении него оправдательный приговор законным и обоснованным.

Полагает, что обращение стороны обвинения с
кассационным представлением об отмене приговора в отношении П. усугубляет его положение в силу вынужденного нахождения в следственном изоляторе, лишает его возможности условно-досрочного освобождения, погашения иска и нарушает его права на справедливое судебное разбирательство в разумные сроки.

Государственный обвинитель в возражениях на кассационную жалобу осужденного Т.В. указывает на отсутствие оснований для ее удовлетворения.

В кассационном представлении государственный обвинитель находит приговор в отношении П. в части полного его оправдания незаконным, необоснованным и подлежащим отмене ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и просит уголовное дело в отношении П. направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

Государственный обвинитель настаивает на том, что П., Т.В. и Л. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества, путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, Т.В. и Л. с использованием своего служебного положения, а П. с использованием подложных документов. Кроме того, П. дважды оказал содействие Т.В. в совершении служебного подлога.

Вывод суда о том, что П. не имел умысла на совершение хищения путем мошенничества бюджетных средств в сумме 539925.10 рубля, выделенных С. ФСБ РФ на закупку горючего и смазочных материалов, путем обмана и злоупотребления доверием должностных лиц указанного Управления и не совершал противоправных действий при составлении ТТН N 15 и счета-фактуры N 215 от 14 мая 2004 года, акта N 2 и акта сверки взаиморасчетов, находит ошибочным.

Считает, что П., перелагая всю ответственность по поставке топлива в войсковую часть N <...>, которую по государственному контракту должна была организовать возглавляемая им фирма,
на ООО “Д“, знал о фиктивности данной фирмы и не был введен в заблуждение относительно достоверности представленных ему сведений по поставке топлива.

Полагает, что вина П. нашла полное подтверждение доказательствами, имеющимися в материалах уголовного дела.

Государственный обвинитель ссылается на то, что из совокупности доказательств, представленных в обоснование обвинения П., однозначно следует, что в войсковую часть N <...> фактически топливо не было поставлено никем; в документации ЗАО “К“ подлинник договора с ООО “Д“ на указанную поставку топлива отсутствует; в налоговую инспекцию указанные документы также не представлялись; неоговоренные исправления в книге закупок ЗАО “К“ имелись как раз в тех местах, которые касались представленного П. договора с ООО “Д“; эти поставки топлива, о которых П. заявлял как о поставках, произведенных ООО “Д“, были фактически произведены другими организациями, то есть весь объем поставок, на которые ссылается П., как о выполненных ООО “Д“, выполнены другими фирмами; ООО “Д“ не осуществляет какой-либо коммерческой или хозяйственной деятельности, оформлено на подставное лицо, все подписи в документах от имени генерального директора и бухгалтера подложны и конкретных лиц ООО “Д“ никто назвать не смог.

Однако, по мнению государственного обвинителя, указанным доказательствам, перечень и анализ которых со ссылками на тома и листы дела подробно приведен в кассационном представлении, в приговоре суда оценки не дано и, более того, в приговоре они не нашли отражения.

Считает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на решение вопроса о невиновности П., не указал в приговоре, по каким основаниям отверг доказательства вины П. и принял доказательства стороны защиты о его невиновности, причем, исключительно со слов самого П. и
заинтересованных в силу подчинения сотрудников его фирмы - свидетеля Х., а также Б. и В., чьи показания в суде были оглашены, по мнению государственного обвинителя, с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Кроме того, указывает, что совокупность доказательств в обоснование вины П. согласуется и с результатами ОРМ, в частности, содержанием телефонных разговоров Т.В. со своей супругой, с оценкой суда которых государственный обвинитель не согласен в силу несоответствия при изложении их содержания и без сравнения с поведением П. по выработке им защитной версии.

Также, по мнению государственного обвинителя, приговор в отношении П. подлежит отмене ввиду нарушения судом требований ст. 73 УПК РФ и 307 УПК РФ.

При этом государственный обвинитель не согласен с тем, что, оправдав П., суд достоверно не установил получение похищенных денежных средств Т.В. и Л. от кого-то другого, а не от П., и с тем, что в приговоре суд не указал обстоятельства, подтверждающие корыстный мотив действий Т.В. и Л., установленный в ходе судебного заседания.

Полагает также, что суд необоснованно положил в основу оправдания П. показания Т.В. о даче явки с повинной в совершении преступления совместно с П. под принуждением оперативных работников, и решения в части признания доказательства недопустимым не принял.

Указывает, что судом не указаны процессуальные основания оправдания П. со ссылкой на конкретные нормы закона.

Судебная коллегия, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы осужденного Т.В. и кассационного представления, приходит к следующему выводу:

Что касается содеянного Т.В., суд правильно установил обстоятельства дела, исследовал их с достаточной полнотой, доказательствам дал верную оценку, после чего пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденного Т.В. в совершении преступления, предусмотренного
ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 года N 162-ФЗ), а также трех преступлений, предусмотренных ст. 292 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 года N 162-ФЗ), квалификация действий является правильной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора в отношении осужденного Т.В., судом не допущено.

При назначении Т.В. наказания суд в соответствии с требованиями закона в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность осужденного, который ранее не судим, вину признал, возвратил похищенное, имеет несовершеннолетнего ребенка и другие обстоятельства, имеющие значение при решении данного вопроса.

Судебной коллегии в соответствии с требованиями ст. 383 УПК РФ принадлежит право снижения наказания только в случае чрезмерной несправедливости приговора.

Назначенное Т.В. по ч. 3 ст. 159 УК РФ наказание в виде 3 лет лишения свободы Судебная коллегия находит соответствующим тяжести содеянного, обстоятельствам совершения преступления и данным о личности осужденного, и с учетом доводов осужденного оснований для смягчения наказания - не усматривает. Назначенное наказание чрезмерно суровым не является. Дополнительное наказание в виде штрафа не назначено. Требования ч. 5 ст. 69 УК РФ судом соблюдены. Принцип справедливости, закрепленный в ст. 6 УК РФ, судом не нарушен.

Таким образом, приговор в отношении Т.В. является законным, обоснованным и справедливым и изменению по доводам жалобы осужденного Т.В. не подлежит.

Органами предварительного следствия П. обвинялся в том, что он, являясь руководителем ЗАО “К“ в период с декабря 2003 года по 3 июня 2004 года по предварительному сговору группой лиц с Т.В. и Л. совершил хищение чужого имущества - денежных средств, принадлежащих С. ФСБ России на сумму 539
925.1 рубля, то есть в крупном размере, путем обмана и злоупотребления доверием должностных лиц указанной организации, представив заведомо ложные сведения о якобы имевшей место поставке горюче-смазочных материалов в адрес войсковой части N <...> (пос. <...(Адрес)...> <...(Адрес)...>) в количестве 57746 кг,

а также в том, что он в целях сокрытия данного преступления и облегчения совершения преступления совершил подделку официальных документов, свидетельствующих об отправке топлива и предоставляющих право на оплату фактически не поставленных нефтепродуктов в период с 14 мая по 2 июня 2004 года - ТТН N 215 от 14.05.2004 и счета-фактуры N 00000215 от 14 мая 2004 года, в период с мая 2004 года по 19 апреля 2005 года ТТН N 208 и счета-фактуры N 00000208 от 14 мая 2004 года,

а также в том, что он оказал содействие Т.В. в форме пособничества в совершении последним должностного подлога при внесении Т.В. заведомо ложных сведений в период с 25 мая по 2 июня 2004 года в акт N 2 сверки взаиморасчетов к государственному контракту N 7/19-П-04 от 12.01.2004 года между управлением С. ФСБ России и ЗАО “К“, в период с 26 мая 2004 года по 31 августа 2004 года в акт приема-передачи нефтепродуктов от 14 мая 2004 года,

то есть в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159, ч. 2 ст. 327, ч. 2 ст. 327, ч. 5 ст. 33 - ст. 292, ч. 5 ст. 33 - ст. 292, ч. 2 ст. 327 УК РФ, все в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ.

П. в судебном заседании вину не признавал.

Суд в
результате рассмотрения дела пришел к выводу об отсутствии у П. умысла на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, на подделку официальных документов и пособничество должностному лицу в совершении служебного подлога, а также к тому, что подделка ТТН N 208 и счета-фактуры N 00000208 согласно предъявленному обвинению, совершенная по 19 апреля 2005 года, находится за рамками хищения, в связи с чем П. по ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 5 ст. 33 - ст. 292 УК РФ, ч. 5 ст. 33 - ст. 292 УК РФ в редакции указанного выше Федерального закона оправдал в связи с непричастностью к совершенным преступлениям.

Действия, связанные с подделкой официальных документов и согласно позиции государственного обвинителя, подлежащие переквалификации по трем преступлениям с ч. 2 ст. 327 УК РФ на ч. 3 ст. 327 УК РФ, суд также в соответствии с позицией государственного обвинителя оценил как охватываемые составом ч. 3 ст. 159 УК РФ.

По мнению суда, доказательства, представленные стороной обвинения, виновность П. не подтверждают, голословны, противоречивы и версию П. о непричастности к совершению указанных выше преступлений не опровергают.

Однако Судебная коллегия, проверив доводы кассационного представления, приходит к выводу, что, оправдывая П., суд не принял во внимание ряд существенных обстоятельств, которые могли повлиять на его решение.

Государственный обвинитель ссылается на несоответствия, допущенные судом при изложении и оценке телефонных переговоров с участием Т.В.

Судебная коллегия, проверив указанный довод и вещественные доказательства - аудиокассеты N 0597,0598 с результатами ОРМ в виде аудиофонограмм телефонных разговоров Т.В. со своей супругой Т.О. от 8 и 9 апреля 2005 года, находит, что изложенные в приговоре
данные, действительно противоречат фактическим.

Так, в ходе телефонных разговоров 8 и 9 апреля 2005 года осужденный Т.В., вырабатывая версию защиты, обсуждает действия по предстоящей подделке документов о поставке в войсковую часть цистерны с дизельным топливом фирмой, которая прекратила свое существование, но которой все оплатили, и при этом упоминаются не только имена “С.Л.“, “В.“, как и у П., что суд посчитал недостаточным для изобличения последнего, но и его фамилия - “П.“ (том 19 л.д. 26 - 38),(т. 21 л.д. 211, 213), что судом учтено не было.

В кассационном представлении государственный обвинитель указывает, что содержание данных телефонных разговоров по их сути и времени согласуется с последующим поведением П. по выработке версии защиты, когда тот 19 апреля 2005 года представил следствию документы ТТН N 208 и счет-фактуру N 00000208, каждый от 14 мая 2004 года о поставке в войсковую часть N <...> 57.746 кг топлива фирмой ООО “Д“.

Судебная коллегия согласна с доводами государственного обвинителя о том, что изложенные обстоятельства не были судом учтены, и оценки не получили, хотя для дела существенное значение имеют.

В судебном заседании П. оспаривал совершение противоправных действий при составлении ТТН N 215 и счета-фактуры N 215 от 14 мая 2004 года, акта N 2 и акта сверки взаиморасчетов.

Суд признал доводы П. убедительными.

В кассационном представлении государственный обвинитель ссылается на то, что судом при оценке показаний П., в частности, о том, что, акт приема-передачи нефтепродуктов от 14 мая 2004 года поступил в адрес ЗАО “К“ по почте, судом не учтено, что согласно содержанию 17 журналов регистрации входящей и исходящей документации С. ФСБ России за 2004 год, в 2004 году между С. ФСБ России и ЗАО “К“ переписка по поводу поставки в региональное пограничное управление дизельного топлива в количестве 57.746 тн не велась (том 17 л.д. 46 - 49, 50 - 58, 59 - 61), как не велась и переписка по этому поводу в указанное выше время между войсковой частью N <...> и ЗАО “К“ (том 18 л.д. 274).

Кроме того, суд огласил в судебном заседании показания свидетеля Х. - главного бухгалтера ЗАО “К“, данные ею в ходе предварительного следствия и в суде, а также свидетелей Б.М. и В. в судебном заседании, однако при наличии противоречий в показаниях свидетеля Х., в частности, о том, как к ней поступили для подписания счет-фактура N 00000215 от 14 мая 2004 года, ТН N 215 от 14 мая 2004 года, акт сверок взаиморасчетов N 2 от 25 мая 2004 года, суд причину изменения показаний не выяснил и оценки указанному обстоятельству не дал, положив в основу приговора ее показания, ранее данные в суде о том, что именно она проверяла все документы и приносила их на подпись П. В ходе же предварительного следствия Х. утверждала, что указанные выше документы поступили к ней для подписания от генерального директора ЗАО “К“ П.

В кассационном представлении указывается на то, что выводы суда о том, что П. не был осведомлен о фиктивности ТТН N 208 и счета-фактуры N 00000208, выставленных фирмой ООО “Д“ к ЗАО “К“, сделаны без учета следующих обстоятельств:

Разности сведений в счетах-фактурах N 208, 208/1, 209, ТТН N 208, 208/1,209 с данными в книге закупок, представленной ЗАО “К“ в Межрайонную инспекцию ФНС России N 8 по Ярославской области, куда документы бухгалтерской отчетности ЗАО “К“ с сопроводительным письмом его генерального директора П. были направлены за исх. N 752-09/05 от 20.09.2005 года (том 16 л.д. 167 - 171, 172 - 176, 177 - 178, 179, том 21 л.д. 89 - 95, том 4 л.д. 232 - 235, 238 - 242).

Согласно книге закупок ЗАО “К“ за период с 1 по 31 июля 2004 года, в ней имеются следы неоговоренных исправлений записей относительно счета-фактуры N 00000208 от 14 мая 2004 года в виде наклеивания в обоих случаях на первоначальный текст - “207“ и “208“ мелких отрезков бумаги с указанием печатных цифровых обозначений “208“ и “208/1“ соответственно. Суммарная стоимость товара, поставленного от ООО “Д“ в ЗАО “К“ по счету-фактуре N 00000208 от 14 мая 2004 года, составляет 709673.05 рубля с учетом неоговоренных исправлений в книге покупок и соответственно 2966379.81 рубля с учетом первоначального содержания книги покупок без исправлений, что в обоих случаях не соответствует сведениям о стоимости якобы поставленного товара (539925.10 руб.), содержащимся в оригинале счета-фактуры N 00000208 от 14 мая 2004 года. Нарушения в бухгалтерской отчетности согласно заключению специалиста Межрайонной инспекции ФНС России N 8 по Ярославской области от 9.11.2005 года N 1 не оговорены и не заверены (том 16 л.д. 62 - 63), что судом учтено недостаточно.

При этом государственный обвинитель указывает, что по показаниям свидетеля Х., неоговоренные исправления в книге покупок ЗАО “К“ за 2004 год в указанных выше местах были произведены лично ею в сентябре 2005 года перед подготовкой бухгалтерской документации ЗАО “К“ за 2004 год к отправке по запросу налоговых органов, которые, вместе с тем, были сделаны лишь в ходе предварительного следствия и по данным результатов ОРМ уже после обсуждения Т.В. со своей супругой вопроса о предстоящей подделке документов, чему по времени совершенных действий судом также никакой оценки не дано.

Кроме того, государственный обвинитель указывает на то, что судом не дано должной оценки и тому обстоятельству, что из анализа содержания счета-фактуры N 00000215 от 14 мая 2004 года и ТН N 215 от 14 мая 2004 года, выставленных от ЗАО “К“, и ТН N 208 от 14 мая 2004 года, выставленной от ООО “Д“, видно, что изложенные в них сведения относительно грузоотправителя, поставщика и способа доставки в войсковую часть N <...> одного и того же груза дизельного топлива в количестве 57746 кг противоречат друг другу, а войсковую часть N <...> дизельное топливо не поступило.

Судебная коллегия доводы государственного обвинителя в указанной выше части находит убедительными.

В кассационном представлении государственный обвинитель считает, что при оценке деятельности ООО “Д“, что опровергает версию П. о заблуждении относительно финансово-хозяйственной деятельности указанного ООО:

Суд недостаточно учел, что данная организация согласно учредительным документам расположена по адресу в комнате, которая является собственностью другого закрытого акционерного общества и ООО “Д“ никогда в ней не располагалось и ее не арендовало (том 17 л.д. 22 - 27, 28 - 32, 33 - 35, том 18 л.д. 73 - 77,); что данная организация зарегистрирована на подставное лицо (П.), чья подпись в банковских документах является поддельной, удостоверена поддельными печатью и подписями нотариуса Б.В. (том 18 л.д. 90 - 94, 95 - 98, 234 - 237, том 21 л.д. 22 - 45), однако при этом данные лиц из ООО “Д“, с которыми якобы заключался договор о поставках, осужденными и П. не названы;

Суд недостаточно учел, что договор N 36/1-05/04-нп поставки нефтепродуктов от 3 апреля 2004 года между ЗАО “К“ и ООО “Д“ отсутствует и в изъятой бухгалтерской документации ЗАО “К“ за 2003 - 2004 г. г. (согласно протоколу обыска от 11.05.2006 года и протоколам осмотра документов: том 22 л.д. 4 - 14, том 23 л.д. 1 - 4, 9 - 71, 106 - 113, 125 - 137, 147 - 149, 152 - 156, 158 - 167, 176 - 178, том 24 л.д. 1 - 48, 88 - 149, 150 - 154, том 25 л.д. 1 - 15, 16 - 19, 33 - 79, 116 - 125, 132 - 137, 142 - 151, 159 - 169, 178 - 188, 199 - 202, 205 - 208, 209 - 223, 224 - 233, 235 - 237), нет его копии и в Межрайонной инспекции ФНС России N 8 по Ярославской области, куда по требованию налоговых органов генеральным директором ООО “К“ П. были направлены заверенные копии договоров указанного ЗАО с поставщиками и покупателями за 2004 года в полном объеме - 20 сентября 2005 года (том 16 л.д. 5 - 13, 14 - 45, 128 - 139, 140 - 161, 165 - 166), однако копия указанного выше договора 19 апреля 2005 года была представлена П. органам следствия в обоснование версии защиты;

Суд недостаточно учел, что, исходя из анализа всех сведений о поставках по ТТН N 208/1 и N 209, по счетам-фактурам N 208/1 и N 209 - все от 14 мая 2004 года, которые были выставлены фирмой ООО “Д“ для оплаты к ЗАО “К“, количество топлива, направленное в адрес С. ФСБ России, фактически направлялось не фирмой ООО “Д“, а иными грузоотправителями, в том числе и фирмой ООО “К И“, чья круглая печать, доверенность и образцы подписи директора данной фирмы были изъяты при обыске в помещении ЗАО “К“, генеральным директором которого является П. (том 12 л.д. 175, 176 - 183, 190 - 195, 205 - 214, 263, 265 - 268, том 19 л.д. 154 - 166, том 7 л.д. 4 - 5, 6 - 8, 9 - 126, 127 - 139, том 8 л.д. 131, 134, 143 - 144, 147, 150, том 10 л.д. 1 - 2, 3 - 10, 11 - 58, 94 - 98, 186 - 193, том 15 л.д. 1 - 10, 94, 96, 97, 98, 140 - 141, 142, 143, 144, 145, 183 - 197, 352 - 359, том 16 л.д. 5 - 13, 14 - 45, 128 - 139, 140 - 161, 165 - 166, 233 - 237, том 16 л.д. 180 - 185, 186 - 195, 196, 197, том 22 л.д. 4 - 14, том 23 л.д. 9 - 72, 97, 106 - 113, 114, 117, 118, том 25 л.д. 16 - 18, 19, 20 - 21, том 7 л.д. 4 - 5, 6 - 8, 9 - 126, 127 - 139, том 8 л.д. 8, 9, 11 - 12, 43 - 46, 81, 93 - 102, 121 - 125, 155 - 156, том 9 л.д. 1 - 2, 24 - 33);

Судебная коллегия, проверив материалы уголовного дела, находит изложенные выше доводы государственного обвинителя обоснованными, и, более того, согласна с мнением автора кассационного представления, что судом не принято во внимание, что телефоны и адрес ЗАО “К“ и ООО “К И“ являются едиными.

Как видно из приговора, при оценке доказательств данные сведения не учитывались.

Как видно из протокола судебного заседания от 17 февраля 2010 года (т. 32 л.д. 93 - 98), суд в нарушение положений ст. 15 УПК РФ о состязательности сторон, исследование доказательств произвел по своей инициативе и тем самым ограничил представленные Уголовно-процессуальным кодексом РФ права государственного обвинителя по определению очередности исследования доказательств в соответствии со ст. 274 УПК РФ, допустил несоблюдение процедуры судопроизводства.

В нарушение указанных выше требований уголовно-процессуального закона судом не были исследованы, а соответственно не были и учтены доказательства, приведенные в кассационном представлении, проверенные Судебной коллегией выше: том 4 л.д. 232 - 235, 238 - 242, том 7 л.д. 4 - 5, том 8 л.д. 9, 11 - 12, 43 - 46, 81, 93 - 102, 121 - 125, 131, 134, 143 - 144, 147, 150, 155 - 156, полностью том 9, том 10 л.д. 1 - 2, 94 - 98, том 15 л.д. 1 - 10, 94, 96, 97, 98, 140 - 141, 142 - 145, том 16 л.д. 177 - 178, 179, 180 - 185, 186 - 195, 197, том 17 л.д. 22 - 27, 33 - 35, 36 - 37, 38 - 41, 43 - 45, 46 - 49, 50 - 58, 59 - 61, 62 - 63, 64 - 67, 68 - 72, 74 том 18 л.д. 73 - 77, 90 - 94, 95 - 98, 234 - 237, 274, 275, 277 - 281, 283 - 291, том 23 л.д. 1 - 4, 125 - 137, 147 - 149, 152 - 156, 158 - 167, 176 - 178, том 24 л.д. 1 - 48, 88 - 149, 150 - 154, том 25 л.д. 1 - 15, 33 - 79, которые, вместе с тем, существенно повлияли на исход дела.

Кроме того, суд в обоснование своих выводов в нарушение требований ч. 1 ст. 240 УПК РФ ссылается в приговоре на доказательства, не исследованные в судебном заседании согласно протоколу, а именно: том 5 л.д. 104 - 108, 121 - 125, 155 - 159, том 17 л.д. 24 - 27.

Судебная коллегия согласна с мнением автора кассационного представления о том, что суд в нарушение требований уголовно-процессуального закона при постановлении приговора не дал оценки всем доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим, не привел мотивов, по которым отверг доказательства, положенные в основу обвинения, а также в нарушение требований ст. 27 и 302 УПК РФ при вынесении приговора не указал процессуальные основания оправдания П. со ссылкой на конкретные нормы закона.

Учитывая изложенное выше, Судебная коллегия считает, что выводы суда о непричастности П. к совершению указанных выше преступлений не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, в связи с чем, а также в связи с нарушением уголовно-процессуального закона оправдательный приговор в отношении П. по ст. ст. 380, 381, 385 УПК РФ подлежит отмене с направлением уголовного дела в отношении него на новое судебное разбирательство, в ходе которого необходимо учесть изложенное выше, обсудить доводы кассационного представления, в том числе о явке с повинной Т.В., и принять законное и обоснованное решение.

Вместе с тем, учитывая, что доводы государственного обвинителя выходят за пределы ст. 252 УПК РФ, касаются, в том числе и деятельности других организаций, а также того, что его доводы в части оглашения показаний свидетелей Б.М. и В., рассмотрены судом как замечания на протокол судебного заседания и отклонены (том 32 л.д. 273 - 274), кассационное представление подлежит частичному удовлетворению, но в объеме и ч. 3 ст. 159 УК РФ и двух преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33 - ст. 292 УК РФ.

В соответствии со ст. 386 ч. 2 УПК РФ при отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство суд кассационной инстанции не предрешает вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими.

С учетом обстоятельств дела Судебная коллегия при отмене приговора полагает П. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении не изменять.

Руководствуясь ст. 373, 378 ч. 1 п.п. 3, 4, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 14 апреля 2010 года в отношении: Т.В. - оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Т.В. - без удовлетворения.

Этот же приговор в отношении: П. - отменить.

Уголовное дело в отношении П. направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения П. в виде подписки о невыезде - не изменять.

Кассационное представление - удовлетворить частично.