Решения и определения судов

Кассационное определение Нижегородского областного суда от 24.08.2010 по делу N 22-3937 В удовлетворении кассационной жалобы на приговор суда по делу о незаконном осуществлении предпринимательской деятельности и о нарушении правил обращения экологически опасных веществ и отходов отказано, так как вина осужденного в совершении преступлений, предусмотренных пунктом “б“ части 2 статьи 171 и частью 2 статьи 247 УК РФ, подтверждается материалами дела.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 августа 2010 г. N 22-3937

Судья Кащук Д.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе: председательствующего Бакулиной Л.И.

судей: Кулагина А.М., Кречетовой Т.Г.

при секретаре М.

рассмотрела в судебном заседании 24 августа 2010 года кассационные жалобы осужденного М.Е.В., адвоката Гаврилиной С.А. на приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 13 апреля 2010 года, которым

М.Е.В., <...> года рождения, уроженец <...>, не судимый, осужден по ст. 247 ч. 2 УК РФ с применением положений ст. 47 ч. 3 УК РФ, ст. 62 ч. 1 УК РФ на 2 (два) года лишения свободы, с лишением права занимать должности в органах управления
организациями, осуществляющими лицензируемую деятельность в области обращения с отходами производства и потребления сроком на 3 (три) года;

по ст. 171 ч. 2 п. “б“ УК РФ (в редакции от 07.04.2010 года) к штрафу в доход федерального бюджета в размере 250 000 (двести пятьдесят тысяч) рублей.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, М.Е.В. назначено наказание в виде 2 (двух) лет лишения свободы, с лишением права занимать должности в органах управления организациями, осуществляющими лицензируемую деятельность в области обращения с отходами производства и потребления сроком на 3 (три) года, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в колонии-поселении.

На основании ст. 75.1 УИК РФ М.Е.В. определен порядок следования в колонию-поселение за счет государства самостоятельно.

Срок отбывания наказания исчислен со дня прибытия М.Е.В. в колонию-поселение. Время следования осужденного к месту отбывания наказания в соответствии с предписанием зачтено в срок лишения свободы из расчета один день за один день.

Срок отбывания дополнительного наказания на основании ст. 47 ч. 4 УК РФ исчислен с момента отбытия основного наказания в виде лишения свободы.

Гражданский иск Администрации <...> удовлетворен в полном объеме. С М.Е.В. в пользу Администрации <...> взыскано 7 449 803,61 (семь миллионов четыреста сорок девять тысяч восемьсот три рубля шестьдесят одну копейку) в счет возмещения материального ущерба. Вопрос о вещественных доказательствах разрешен.

Заслушав доклад судьи Кулагина А.М., осужденного М.Е.В., адвоката Гаврилину С.А., поддержавших кассационные жалобы и полагавших приговор отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием состава преступления, представителей потерпевшего А.Д.А., Щ.Е.Н., прокурора Кондратьева М.Ю., полагавших приговор оставить без изменения, а кассационные
жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

Приговором суда М.Е.В. признан виновным и осужден за нарушение правил обращения экологически опасных отходов и незаконное предпринимательство.

Преступления были совершены на территории <...>, при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда. Виновным себя М.Е.В. признал частично.

В основных и дополнительных кассационных жалобах:

осужденный просит приговор отменить и уголовное дело прекратить ввиду неправильного применения уголовного закона, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушения уголовно-процессуального закона, указывая, что следствие и суд неправильно квалифицировали его действия по ст. 247 ч. 2 УК РФ. В связи с тем, что доказательств загрязнения воздуха по делу не имеется, полагает, что его действия следовало квалифицировать по ст. 250 ч. 1, 254 ч. 1 УК РФ. Считает, что доказательства по делу сфальсифицированы, однако суд отказал ему в удовлетворении ходатайства об исключении этих доказательств и положил их в основу обвинительного приговора. Не согласен с суммой гражданского иска, который никакими документами не обоснован;

адвокат также просит приговор отменить и уголовное дело в отношении М.Е.В. прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, указывая, что вывод суда о том, что в результате нарушения М.Е.В. правил обращения экологически опасных отходов, произошло загрязнение недр, ошибочен. Судом неправильно применен уголовный закон и нарушен уголовно-процессуальный закон. Ст. 307 УПК РФ в описательной части приговора предусматривает обязательное описание преступного деяния, с указанием места, времени, способа совершения преступления, вины осужденного, с приведением доказательств. По настоящему делу эти требования закона не выполнены. Выводы суда о виновности М.Е.В. основаны на предположении. М.Е.В. не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 247 ч. 2 УК РФ, ответственными за обращение с опасными отходами являлись
другие лица. Защита полагает, что при рассмотрении данного уголовного дела был нарушен принцип состязательности сторон, поскольку защита была ущемлена в своих правах по предоставлению доказательств, ходатайства защиты о назначении экспертиз, о вызове в суд экспертов, свидетелей, о признании недопустимыми доказательствами нормативной экспертизы, санитарной экспертизы, комплексной экологической экспертизы были судом необоснованно отклонены. Эксперты Л.В.В. и Л.В.В. не имели права проводить экспертизы, поскольку не имели лицензии на занятие подобной деятельностью. Никаких вредных последствий от действий М.Е.В. не наступило, поэтому состава преступления, предусмотренного ст. 247 ч. 2 УК РФ, не будет. ПДК вредных веществ для промышленных зон не существует, это относится только для пахотных земель и земель сельскохозяйственного назначения. Допрошенный по ходатайству защиты специалист Б.А.Е. показал, что выводы комплексной экологической экспертизы неубедительны, поскольку методика проведения анализов и методика проведения отбора проб была проведена неправильно, отбор проб производился непосредственно с места размещения перевезенных отходов.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного и адвоката представитель администрации <...> А.Л.А. и государственный обвинитель Кондратьев М.Ю. просят приговор в отношении М.Е.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, указывая, что вывод суда о виновности М.Е.В. основан на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, судом были соблюдены все нормы материального и процессуального права.

Обсудив доводы кассационных жалоб, с учетом доводов участников процесса в суде кассационной инстанции, проверив материалы дела, судебная коллегия приговор в отношении М.Е.В. находит законным и обоснованным, не подлежащим отмене, по следующим основаниям.

Виновность М.Е.В. в инкриминируемых ему преступлениях материалами дела установлена и подтверждается совокупностью тех доказательств, которые были исследованы судом и изложены в приговоре.

К ним относятся показания самого осужденного
М.Е.В., который не отрицает факт несанкционированного захоронения химических отходов в период с августа по ноябрь 2007 года на земельном участке, расположенном на землях населенного пункта в<...>, показания представителей администрации А.Д.А., Щ.Е.Н., свидетелей С.В.И., У.П.П., Ч.В.Н., К.Н.С., С.В.В., К.М.Б., Е.М.С., А.И.Г., В.Л.В., Т.Я.В., С.Е.В., экспертов Л.В.Е., Л.В.В., письменные доказательства, изложенные в приговоре суда, которым суд первой инстанции дал надлежащую оценку и пришел к выводу о доказанности вины осужденного в совершении инкриминируемых преступлений.

Как установлено судом, М.Е.В., являясь генеральным директором “Ф“, одним из направлений деятельности которого, согласно п. 2.3 Устава, является осуществление предпринимательской деятельности, связанной со сбором, транспортировкой и утилизацией отходов с 1-го по 5-й классы опасности, в период с 12.01.2006 года до 28.11.2006 года осуществлял предпринимательскую деятельность без обязательного специального разрешения (лицензии). За этот период “Ф“ по виду деятельности, связанной с обращением с опасными отходами, получило доход в сумме 11 млн 603 тыс. 995 рублей, что является особо крупным размером. Только 28.11.2006 года после обращения генерального директора “Ф“ М.Е.В. с соответствующим заявлением, “Р“ по <...> “Ф“ была выдана лицензия N <...> сроком действия до 2011 года, предоставляющая право на сбор, временное хранение и транспортирование находящихся в обращении опасных отходов, при условии осуществления данной деятельности в санкционированных местах по адресам юридических лиц, с которыми у “Ф“ были заключены договоры.

22.08.2007 года в 18 часов 45 минут в помещении склада “Ф“ в <...> произошло возгорание, которое в тот же день было ликвидировано силами подразделений пожарной охраны N <...> посредством тушения возгорания водой и пеной.

В результате воздействия огня и воды, хранящиеся на складе отходы пестицидов примерным
количеством 30 тонн (точное количество и вид пестицидов следствием не установлено), а также иные отходы и химические вещества примерным количеством 30 тонн (точное количество и вид которых следствием не установлены), вместе с тарой пришли в негодность, перемешались, смешались с водой.

М.Е.В., действуя из корыстных побуждений, во избежание непредвиденных значительных расходов “Ф“ связанных с передачей для захоронения в специализированные организации поврежденных и образовавшихся химических отходов, реализуя возникший у него умысел на несанкционированное захоронение данных отходов, приобрел <...> который на грузовых автомашинах был доставлен на склад по <...>

По указанию М.Е.В., с целью сбора растворившихся в воде отходов пестицидов, <...>, после чего образовавшаяся смесь отходов пестицидов, химических веществ и <...> была загружена в грузовые машины “Ф“, а также в машины, арендованные у “А“ <...>, и вывезена со склада на взятый в пользование “Ф“ у “А“ на правах субаренды земельный участок площадью 3000 кв. м, расположенный на землях населенного пункта в <...> не предназначенный и не отвечающий требованиям экологической безопасности для захоронения опасных отходов, и находящийся на водосборной площади подземных водных объектов, которые используются или могут быть использованы в целях питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения близлежащих населенных пунктов <...>

В период с 23 августа до начала ноября 2007 года, точные дата и время следствием не установлены, под личным контролем М.Е.В. на указанном земельном участке были <...> помещены вывезенные с подвергшегося пожару склада “Ф“ опасные химические отходы.

В марте 2008 года, после обнаружения правоохранительными органами места незаконного захоронения отходов “Ф“, последствия незаконной деятельности М.Е.В. были пресечены, была созвана комиссия по чрезвычайным ситуациям при администрации <...>, под управлением которой в
установленном законом порядке приняты меры по ликвидации несанкционированного размещения опасных отходов.

Таким образом, в результате нарушения М.Е.В. правил обращения экологически опасных отходов, произошло загрязнение недр входящими в состав опасного отхода химическими веществами с превышением предельно-допустимых концентраций (ПДК). Несанкционированное размещение генеральным директором “Ф“ М.Е.В. химических отходов <...> без надежной изоляции отходов от попадания в окружающую среду, создало угрозу причинения существенного вреда окружающей среде вследствие реальной возможности загрязнения химическими веществами в водоносных горизонтах подземных вод, поскольку глубина их залегания составляет 5 - 6 метров и водоносный горизонт не защищен от проникновения с поверхности загрязняющих веществ, при том, что место захоронения отходов находится на водосборной площади подземных водных объектов; а также поверхностного водного объекта - реки Ока, имеющей гидравлическую связь с подземными горизонтами в месте захоронения опасных отходов “Ф“ и находящейся ниже по течению подземных вод.

Суд дал оценку показаниям М.Е.В. о том, что отходы были закопаны не в целях сокрытия, а для временного хранения, что они не представляли никакой угрозы для окружающей среды, впоследствии планировалось перевезти их на <...> свалку во <...>, он действовал в условиях крайней необходимости и пришел к выводу о несостоятельности данной версии осужденного. Поскольку она опровергается совокупностью доказательств: показаниями представителей потерпевшего администрации <...> А.Д.А., Щ.Е.Н., свидетелей К., У., С.В.И., Ч.В.Н., С.В.В., К.М.Б., А., И. А.И.Г., В.Л.В., Т.Я.В., С.Е.В., заключениями нормативной, санитарной, комплексной экологической судебных экспертиз (т. 16 л.д. 21 - 32, 35 - 76, 77 - 85), другими письменными доказательствами, изложенными в приговоре. Суд также дал оценку показаниям специалиста Б.А.Е. о том, что заключение эксперта Л.В.В. о загрязнении почвы, заключение
экологической экспертизы нельзя признать достоверными, поскольку анализов почвы не бралось, а брался анализ материалов, которые находились в траншеях, и на основании этих данных невозможно сделать вывод о загрязнении почвы и окружающей среды и признал эти доводы несостоятельными.

Под загрязнением окружающей природной среды по смыслу статьи 247 УК РФ понимается физическое, химическое, радиационное, ароматическое, биологическое изменение качества воды, воздуха, почвы, превышающее установленные нормативы вредного воздействия на природную среду и создающее в результате этого угрозу здоровью человека, состоянию растительного и животного мира, генофонду животных, растений и человека, озоновому слою. Из материалов уголовного дела следует, что количество захороненных отходов значительно. В результате захоронения значительного количества химических отходов 1-го класса опасности, произошло загрязнение земли (почвы, недр), создалась реальная угроза загрязнения грунтовых и подземных вод. По истечении времени загрязнения неизбежно поступили бы в водоносные горизонты, а далее в источники питьевого водоснабжения. Указанное относится как к подземным водоисточникам, которые используются жителями близлежащих поселков, так и к поверхностному источнику питьевого водоснабжения - р. Ока, в которую происходит разгрузка грунтовых и подземных вод.

Согласно заключению N <...> начальника межрегионального отдела государственного экологического надзора и администрирования платежей “Р“ В.Т.Ф., “Ф“ нарушены требования природоохранного законодательства и лицензионных требований и условий по сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, размещению опасных отходов, представляющие угрозу жизни и здоровью людей, угрозу причинения существенного вреда состоянию и качеству окружающей среды (т. 1 л.д. 132 - 133). В почве на месте захоронения отходов были отмечены превышения ПДК: по ДДТ в 110 раз, по гамма-ГХЦГ в 80 раз, по альфа-ГХЦГ в 30 раз, по полихлорированным бифенилам в 21,7 раза, в недрах
- превышения допустимой концентрации по входящим в состав отходов таких химических веществ, как байлетон в 36,6 раза, симазин до 35 раз, альфа-ГХЦГ до 20,2 раз, карбоксин до 18 раз, пропахлор до 10 раз, атразин до 8,4 раз, гексахлорбензол в 8,33 раза, гексахлорбензол до 6,3 раза, прометрин до 3,1 раза, лидан в 2,5 раза. Это говорит о том, что в результате преступных действий М.Е.В. на земельном участке площадью 3000 кв. м, расположенном на землях населенного пункта в <...> произошло загрязнение окружающей природной среды.

Суд пришел к правильному выводу, что у М.Е.В. после пожара на складе с опасными отходами имелась возможность устранить опасность загрязнения окружающей среды, не прибегая к их размещению в недрах, используя для этих целей иные меры, гарантированно исключающие попадание в окружающую среду, содержащихся в опасных отходах загрязняющих веществ на период времени, необходимый для решения вопроса об их надлежащей утилизации. Поэтому доводы М.Е.В. о размещении отходов на несанкционированном участке недр, как единственно возможном способе предотвращения большего по значимости экологического вреда, суд правильно признал несостоятельными

Причиненный М.Е.В. в результате незаконной предпринимательской деятельности при обращении с опасными отходами вред, исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, составляет не менее 13 млн 179 тыс. 423 руб. 93 коп. (т. 16 л.д. 94).

Доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката о том, что в действиях М.Е.В. не имеется состава преступления, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильно применен уголовный закон, в основу обвинительного приговора суд положил недопустимые доказательства, описательная часть приговора не соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, судебная коллегия
находит несостоятельными. Согласно ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона. В ходе судебного разбирательства по данному уголовному делу судом должным образом проведена проверка всех доказательств, дана оценка показаниям свидетелей обвинения и защиты, заключениям экспертиз, протоколам следственных действий. Суд первой инстанции дал оценку исследованным в ходе судебного разбирательства доказательствам в их совокупности. В должной мере в описательно-мотивировочной части приговора изложено описание преступного деяния, совершенного осужденным, с указанием места, времени и способа их совершения и другие обстоятельства, подлежащие доказыванию согласно ст. 73 УК РФ. Приведены мотивы, по которым суд отверг доказательства стороны защиты. Содержащиеся в приговоре выводы суда о виновности М.Е.В. в совершенном преступлении являются обоснованными и мотивированными; они подтверждены достаточной совокупностью исследованных и критически оцененных доказательств, как это предусмотрено ст. 88 и 307 УПК РФ. Приведенные осужденным и адвокатом доводы о нарушении по делу требований УПК РФ опровергнуты в судебном заседании совокупностью исследованных доказательств. Все ходатайства, заявленные осужденным и защитой, разрешены судом в установленном законом порядке в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ, часть ходатайств была удовлетворена, часть ходатайств судом была отклонена, поэтому доводы жалоб защиты о нарушении прав подсудимого М.Е.В. на справедливое судебное разбирательство судебная коллегия находит несостоятельными.

На основе достаточной совокупности исследованных в суде доказательств, подробный анализ которых приведен в приговоре, судом сделан обоснованный вывод о том, что М.Е.В. виновен в совершении преступления, предусмотренного ст. 171 ч. 2 п. б и 247 ч. 2 УК РФ.

Правовая оценка действий М.Е.В. является правильной и должным образом мотивирована в приговоре. Нарушений требований УПК РФ, которые бы влекли отмену или изменение приговора, судом не допущено. Оснований для отмены приговора суд кассационной инстанции не находит за несостоятельностью приведенных в жалобе осужденного, адвоката доводов.

При назначении осужденному наказания выполнены требования уголовного закона о его справедливости и индивидуализации, учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, смягчающие обстоятельства. Суд не нашел оснований для применения к осужденному положений ст. 73 УК РФ, учитывая общественную опасность совершенного им преступления, предусмотренного ст. 247 ч. 2 УК РФ, с данным выводом суда судебная коллегия согласна. Гражданский иск разрешен в соответствии с действующим законодательством, выводы суда в этой части мотивированы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 13 апреля 2010 года в отношении М.Е.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного, адвоката - без удовлетворения.

Председательствующий

Л.И.БАКУЛИНА

Судьи

А.М.КУЛАГИН

Т.Г.КРЕЧЕТОВА