Решения и определения судов

Постановление президиума Московского городского суда от 20.08.2010 по делу N 44у-247/10 Приговор изменен: действия осужденных переквалифицированы с п. “б“ ч. 4 ст. 162 УК РФ на п. “б“ ч. 3 ст. 161 УК РФ, наказание снижено, так как в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие сговора между указанными лицами на совершение именно разбоя, в частности, на применение насилия, опасного для жизни или здоровья, или угрозу применения такого насилия, таким образом, достаточных доказательств, позволяющих сделать вывод о том, что они совершили разбой, в деле не имеется.

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 августа 2010 г. по делу N 44у-247/10

Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Колышницыной Е.Н.,

членов Президиума: Фомина Д.А., Агафоновой Г.А., Курциньш С.Э., Мариненко А.И., Базьковой Е.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Гугучалиева М.Г. в защиту интересов осужденного С.М. в порядке ст. 410 УПК РФ в отношении осужденного А. о пересмотре приговора Останкинского районного суда г. Москвы от 23 марта 2009 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 03 июня 2009 года.

Приговором Останкинского районного суда г. Москвы от 23 марта 2009 года

С.М., судимый 14.04.1998 г. Бутырским районным народным судом г. Москвы
по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. “а“, “в“, “г“, 325 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, освобожден 12.04.2001 г. условно-досрочно на неотбытый срок 1 год, 7 месяцев, 27 дней,

и

А., ранее не судимый,

- осуждены каждый по п. “б“ ч. 4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком: С.М. - на 10 лет, в исправительной колонии особого режима, без штрафа. А. - на 9 лет, в исправительной колонии строгого режима, без штрафа.

Срок наказания С.М. и А. исчислен с 05 апреля 2008 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 03 июня 2009 года приговор в отношении С.М. и А. оставлен без изменения.

Постановлением судьи Московского городского суда от 30 ноября 2009 г. отказано в удовлетворении надзорной жалобы адвоката, с чем согласилась председатель суда.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 года также отказано в удовлетворении надзорной жалобы адвоката Гугучалиева М.Г. о пересмотре состоявшихся в отношении осужденного С.М. судебных решений.

Постановлением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 20 июля 2010 года отменено указанное постановление судьи и возбуждено надзорное производство, надзорная жалоба вместе с уголовным делом передана на рассмотрение президиума Московского городского суда.

В надзорной жалобе адвокат Гугучалиев М.Г. просит о передаче надзорной жалобы на рассмотрение суда надзорной инстанции на предмет изменения состоявшихся по делу судебных решений. При этом указывает на несправедливость назначенного С.М. наказания, обращает внимание на необходимость учета состояния здоровья осужденного и членов его семьи, полагает возможным смягчить ему наказание до 4 или 5 лет лишения свободы.

Заслушав доклад судьи Московского
городского суда Петрова Н.И., выступления адвокатов Гугучалиева М.Г. и Амосова А.Л., просивших приговор изменить, снизив осужденным наказание, мнение первого заместителя прокурора города Москвы Росинского В.В., полагавшего необходимым судебные решения изменить, действия осужденных переквалифицировать на п. “б“ ч. 3 ст. 161 УК РФ со снижением наказания: С.М. - до 9 лет, а А. - до 8 лет лишения свободы, президиум

установил:

По приговору суда С.М. и А. признаны виновными в разбое, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище, в целях завладения имуществом в особо крупном размере.

Как указано в приговоре, преступление осужденными было совершено при следующих обстоятельствах.

С.М. и А., около 00 час. 20 мин. 03 апреля 2008 года по предварительному сговору с неустановленными лицами, совершили нападение в целях завладения чужим имуществом на склад ООО “СМС Фабрикс“ по адресу: <...>, связали охранников С. и Ш. скотчем и, угрожая им применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в случае сопротивления, вскрыли склад и похитили различные ткани импортного производства на общую сумму 4 983 621 руб. 86 коп.

Проверив и изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит судебные решения в отношении обоих осужденных подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд первой инстанции, как следует из приговора, квалифицировал содеянное осужденным С.М. как разбой, поскольку “подсудимые и неустановленные лица, посягая на чужую собственность, совершили внезапные для потерпевших агрессивные действия, соединенные с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, являющиеся средством завладения чужим имуществом, подавления воли и решимости потерпевших к сопротивлению и воспрепятствованию захвата имеющегося под
их охраной имущества. Угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья, суд усматривает в том, что изъятие имущества, охраняемого потерпевшими, сопровождалось словесными угрозами расправы, с целью подавить их волю к сопротивлению. Суд считает, что у потерпевших были все основания опасаться за свою жизнь и здоровье, так как все происходило ночью, потерпевшие слышали и понимали, что нападавших большое количество и действия подсудимых и не установленных следствием лиц воспринимались потерпевшими реально, и потерпевшие опасались за свою жизнь“.

Суд кассационной инстанции, соглашаясь с квалификацией действий С.М. и А. по п. “б“ ч. 4 ст. 162 УК РФ, фактически повторил доводы суда первой инстанции.

Между тем, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (ч. 4 ст. 14 УПК РФ).

По смыслу закона при квалификации содеянного как разбой, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, необходимо установить, что лица заранее договорились о совершении хищения чужого имущества, которое должно сопровождаться угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, а в ходе разбойного нападения реально угрожали таким насилием потерпевшим. При этом угрозу применения насилия, опасного для жизни или здоровья, могут высказывать как все нападавшие, так и некоторые из них, при условии осознания этого обстоятельства другими соучастниками.

Вывод судом о том, что С.М. и А. лично угрожали потерпевшим применением насилия, опасного для жизни или здоровья, а именно - убийством, либо присутствовали при этом, не подтверждается приведенными в приговоре доказательствами.

С.М. и А. на предварительном следствии вину в инкриминируемом им деянии не признали и отказались от дачи показаний (т. 3 л.д. 11 - 13). В
суде осужденные также не признали свою вину и дали показания, согласно которым они преступления не совершали, на территорию склада не проникали, с потерпевшими в контакт не вступали.

Потерпевшие С. и Ш. как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании утверждали, что лиц, которые их связывали, они не смогут опознать. При этом по версии органов предварительного расследования и суда, в похищении имущества, кроме С.М. и А., принимали участие и другие неустановленные лица. Потерпевший С. предполагал, что нападавших было 4 - 5 человек, а по версии Ш. их было 6 - 7 человек.

Как видно из материалов дела, в ходе расследования не проводился следственный эксперимент в целях установления факта высказывания угрозы убийством в отношении потерпевших именно со стороны С.М. и А.

Само по себе наличие угрозы убийством со стороны не установленных следствием лиц не может свидетельствовать о совершении С.М. и А. именно разбойного нападения, если при этом судом бесспорно не установлено, что нападавшие заранее договорились об угрозе применения насилия, опасного для жизни или здоровья, в ходе совершения хищения чужого имущества.

Суд первой инстанции в приговоре указал, что С.М. и А. в неустановленном следствием месте, в не установленное следствием время, но не позднее 00 часов 20 минут 03 апреля 2008 года, вступили в предварительный преступный сговор между собой и не установленными следствием лицами на совершение разбойного нападения.

Однако в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие сговора между указанными лицами на совершение именно разбоя, в частности, на применение насилия, опасного для жизни или здоровья, или угрозу применения такого насилия.

Таким образом, достаточных доказательств, позволяющих сделать вывод о том,
что С.М. и А. совершили разбой, в материалах дела не имеется, не приведены такие доказательства и в приговоре суда.

Согласно требованиям п. 3 ст. 380 УПК РФ наличие противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, если при этом в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие, влечет отмену или изменение приговора.

Обвинительный приговор суда в части квалификации содеянного осужденными С.М. и А. как разбоя, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, основывается на показаниях, данных потерпевшими в ходе предварительного следствия об угрозе убийством в отношении их со стороны нападавших лиц (т. 2 л.д. 36 - 38, 40 - 42).

Как видно из протокола судебного заседания, потерпевшие в суде фактически не подтвердили своих показаний в части угрозы убийством, указывая о том, что нападавшие никакого насилия к ним не применяли, а при связывании предъявляли к ним лишь требования “не дергаться“, “лежать“ (т. 4 л.д. 5 - 8, 52 - 56).

После оглашения по ходатайству государственного обвинителя показаний потерпевших, данных ими на предварительном следствии, в ходе допроса в суде Ш. утверждал, что надо доверять показаниям, данным в суде (т. 4 л.д. 8), а С. говорил о том, что следователь ему диктовал, как надо говорить, эти показания он подписал, не читая, поскольку ему надо было уезжать домой, поэтому обстоятельства происшедшего правильно изложены им только в суде.

Суд в приговоре, давая оценку показаниям потерпевших, указал следующее: “Оценивая показания потерпевших Ш. и С., которые ранее подсудимых не знали, неприязненных отношений к ним не имели, показания их конкретны, подтверждаются материалами
дела, признает их достоверными, так как не установлено каких-либо оснований, дающих возможность не доверять их показаниям. Суд считает, что отдельные расхождения в показаниях потерпевших об обстоятельствах произошедшего, не влияют на выводы суда о виновности подсудимых, так как они являются лишь субъективным восприятием каждого их потерпевших обстоятельств произошедшего, с учетом конкретной стрессовой для них ситуации, произошедшей в короткий промежуток времени“.

Как видно из приговора, а также протокола судебного заседания, суд причину противоречий в показаниях потерпевших в части угрозы убийством в отношении их не выяснил и оценки этим показаниям, имеющим существенное значение для вывода суда о квалификации содеянного как разбой, фактически не дал.

Вместе с тем, поскольку С.М. и А. в группе с другими лицами совершили открытое хищение чужого имущества на общую сумму, как указано в приговоре, 4 983 621 руб. 86 коп., то есть в особо крупном размере, то эти их действия следует квалифицировать как грабеж, совершенный в особо крупном размере по п. “б“ ч. 3 ст. 161 УК РФ.

В связи с переквалификацией действий осужденных на менее тяжкое преступление, подлежит снижению и назначенное им наказание.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 и 409 УПК РФ, президиум

постановил:

Надзорную жалобу адвоката Гугучалиева М.Г. удовлетворить частично.

Приговор Останкинского районного суда г. Москвы от 23 марта 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 03 июня 2009 года в отношении С.М. и А. изменить:

- переквалифицировать действия С.М. с п. “б“ ч. 4 ст. 162 УК РФ на п. “б“ ч. 3 ст. 161 УК РФ, по которой назначить им наказание в
виде лишения свободы сроком на 9 лет, без штрафа.

- переквалифицировать действия А. с п. “б“ ч. 4 ст. 162 УК РФ на п. “б“ ч. 3 ст. 161 УК РФ, по которой назначить им наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет, без штрафа.

В остальном судебные решения оставить без изменения, а надзорную жалобу адвоката - без удовлетворения.

Председательствующий

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА