Решения и определения судов

Определение Воронежского областного суда от 19.08.2010 по делу N 33-4393 Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно.

ВОРОНЕЖСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Именем Российской Федерации

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 августа 2010 г. по делу N 33-4393

(извлечение)

13 мая 2008 года между истцом Г.Н. и несовершеннолетней К.А., действующей с согласия родителей - К.С. и К.П., был заключен договор дарения жилого дома и земельного участка, расположенного по адресу: <...>.

Право собственности К.А. на вышеуказанное недвижимое имущество зарегистрировано 28 мая 2008 года.

Ссылаясь на то, что договор дарения являлся притворной сделкой, поскольку фактически при его заключении шла речь об осуществлении за ней ухода, Г.Н. обратилась в суд с иском к К.П. о признании договора дарения притворной сделкой, прикрывающей договор пожизненного содержания с иждивением, расторжении договора пожизненного содержания с иждивением в
связи с неисполнением условий договора, признании за ней права собственности на жилой дом и земельный участок <...>.

Решением Борисоглебского городского суда Воронежской области от 02 апреля 2010 года заявленные требования удовлетворены.

В кассационной жалобе К.П., К.А., К.С. ставится вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного и направлении дела на новое рассмотрение в тот же суд.

Судебная коллегия полагает решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.

Таким образом, по основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю ее сторон. Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно. Стороны должны преследовать общую цель и с учетом правил ст. 432 ГК РФ достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. При этом, как следует из примененной судом нормы, к прикрываемой сделке, на совершение которой направлены действия сторон с целью создания соответствующих правовых последствий, применяются относящиеся к ней правила, в том числе и о форме сделки.

Удовлетворяя требования Г.Н., заявленные к К.П. о признании сделки притворной и т.д., городской суд не учел, что указанный ответчик не является стороной спорного договора дарения жилого дома и земельного участка, а потому его воля при заключении договора дарения между истцом и К.А., которая в силу ст. 26 ГК РФ совершала сделку, выступая в ней одаряемой, применительно
к п. 2 ст. 170 ГК РФ правового значения не имеет.

Поскольку К.П. стороной договора дарения не являлся, судом не приведены в решении какие-либо допустимые доказательства того, что между ним и истцом был заключен договор пожизненного содержания с иждивением.

На показания свидетелей, которые суд положил в основу принятого решения, в силу ст. ст. 161, 162 ГК РФ стороны по настоящему делу в подтверждение сделки, ее условий, ссылаться не могут.

При таких обстоятельствах доводы кассационной жалобы о том, что суд первой инстанции фактически изменил состав сторон по договору дарения, произвел замену одного из участников возникшего правоотношения, заслуживают внимания.

Кроме того, в решении суда не приведена норма материального права, на основании которой допускается прекращение права собственности на спорный жилой дом и земельный участок К.А. и возникновение такого права у Г.Н. при отсутствии между ними соответствующего договора, допускающего переход права собственности недвижимости обратно к дарителю.

Привлекая в качестве соответчика по заявленным требованиям К.С. и взыскивая с нее госпошлину наряду с К.П., суд не указал, какие требования Г.Н. к данному соответчику удовлетворены.

Из вводной части решения усматривается, что исковые требования к К.С. судом не рассматривались вообще.

Процессуальный статус К.А. и, как следствие, объем ее прав, по делу также не определялся.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что городской суд постановил решение, нарушив нормы материального и процессуального права, и данное решение подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, дать правильную оценку доводам сторон и представленным ими допустимым и относимым доказательствам, после чего принять решение в строгом соответствии с законом.