Решения и определения судов

Определение Московского городского суда от 19.08.2010 по делу N 33-23277 Исковые требования о расторжении договора уступки права требования, признании права собственности удовлетворены правомерно, поскольку спорные договоры уступки прав не содержат условия, предусматривающие возможность их расторжения с возвращением полученного сторонами по договору до момента его расторжения, в частности и в том случае, если ответчик своевременно не произведет оплату переданного ему права требования.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 августа 2010 г. по делу N 33-23277

Судья: Пашкевич А.М.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Ломакиной Л.А.

и судей Григорьевой С.Ф., Михалевой Т.Д.

при секретаре Д.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Григорьевой С.Ф.

дело по кассационной жалобе Л. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 23 марта 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Л. к Б.В., М., Закрытому акционерному обществу “Культурно-исторический и деловой центр “Бурмистерская палата“ о расторжении договора уступки права требования, признании права собственности отказать.

установила:

В декабре 2006 года между Л., Б.В. и ЗАО “Культурно-исторический и деловой центр “Бурмистерская палата“ заключены договоры уступки права
требования по окончанию строительства инвестиционных объектов, расположенных в Многофункциональном комплексе с общественно-культурным центром, возводимом на земельном участке по адресу: <...>:

- 25 декабря 2006 года - договор уступки права требования N 1-УСТ/06, согласно которому истица уступила права требования нежилого помещения - апартаментов с проектным номером 20 и проектной площадью 120,1 кв. м (5 этаж).

- 25 декабря 2006 года - договор уступки права требования N 2-УСТ/06, согласно которому истица уступила права требования нежилого помещения - апартаментов с проектным номером 25 и проектной площадью 120,1 кв. м (6 этаж).

- 27 декабря 2006 года - договор уступки права требования N 3-УСТ/06, согласно которому истица уступила права требования машино-места с проектным номером 17.

- 27 декабря 2006 года - договор уступки права требования N 4-УСТ/06, согласно которому истица уступила права требования машино-места с проектным номером 19.

Согласно условиям данных договоров Б.В. принимал права требования на получение по окончании строительства вышеуказанных объектов недвижимого имущества.

При этом стоимость уступаемого каждого права требования на момент заключения договоров уступки права требования N 1-УСТ/06 и N 2-УСТ/06 составляла 7956128 руб. 33 коп., N З-УСТ/06 и N 4УСТ/06 - 526596 руб.

Согласно п. 4 договоров уступки права требования оплата стоимости уступаемого права должна быть осуществлена М. и Б.В. в течение 24 месяцев со дня подписания договоров.

Таким образом, ответчики должны были произвести оплату по договорам уступки права требования от 25.12.2006 года N 1-УСТ/06 и N 2-УСТ/06 до 25.12.2008 года; по договорам уступки права требования от 27.12.2006 года: N З-УСТ/Об и N 24-УСТ/Об до 27.12.2008 года включительно.

Однако ответчики оплату стоимости уступаемых прав не произвели.

Истица указала, что исполнение
ответчиками обязательства по оплате за переданные по договорам права требования для нее является существенным, поскольку на момент заключения договоров уступки прав требования ею был получен банковский кредит (кредитный договор она заключила для исполнения своих обязательств по договорам инвестирования строительства, явившихся основанием для уступки права требования), погасить который она не имеет возможности по настоящее время. В связи с чем 27 января 2009 года Люберецким городским судом Московской области было вынесено решение о взыскании с Л. долга по кредитному договору в размере 24652859 руб. 29 коп. 14 мая 2009 года в отношении истицы было возбуждено исполнительное производство, в ходе которого был наложен арест на имеющееся имущество, ограничено право на выезд из Российской Федерации, истица фактически лишена средств к существованию. Кроме того, неисполнение ответчиками М. и Б.В. своих обязательств по договорам уступки права требования в значительной степени лишило Л. получить достаточные денежные средства для погашения суммы долга, в связи с чем образовалась значительная задолженность, которая с каждым днем увеличивается на размер штрафной неустойки, что подтверждается решением Люберецкого городского суда Московской области от 24.09.2009 года о взыскании с истицы штрафной неустойки в размере 2000000 руб.

Истица неоднократно уведомляла ответчиков о необходимости исполнения каждым из них принятых на себя обязательств, однако они никак не реагируют на предложения и, более того, игнорируют неоднократные обращения, связанные с необходимостью произвести соответствующие выплаты.

Ссылаясь на данные обстоятельства, истица обратилась в суд с иском к ответчикам о расторжении договоров уступки права требования N 1-УСТ/О6 от 25 декабря 2006 года, N 2-УСТ/06 от 25 декабря 2006 года, N 23-УСТ/06 от 27 декабря 2006
года, N 4-УСТ от 27 декабря 2006 года; также просит обязать ответчика Б.В. осуществить возврат истице документов, переданных по договорам уступки права требования: договоры уступки права требования N 1-УСТ/06 от 25 декабря 2006 года, N 2-УСТ/06 от 25 декабря 2006 года, N 3-УСТ/06 от 27 декабря 2006 года, N 4-УСТ от 27 декабря 2006 года, планы апартаментов и подземного гаража, дополнительное соглашение N 1, 2, 3 к указанным договорам; признать за Л. право собственности на следующие объекты недвижимости, расположенные в Многофункциональном комплексе с общественно-культурным центром, находящемся по адресу: <...>: нежилое помещение - апартаменты <...> площадью <...> кв. м); нежилое помещение - апартаменты площадью (<...>); машино-место <...> площадью <...> кв. м; машино-место <...>(<...> площадью <...>.

В судебном заседании представитель истицы Л. по доверенности К.Е. заявленные требования поддержала. В обоснование исковых требований представитель истца пояснила, что ответчики уклонились от надлежащего исполнения обязанностей по договорам. Л. обращалась к ответчикам с просьбой досудебного урегулирования возникших разногласий, однако согласия не получила.

Представитель ответчика Б.В. по доверенности П. в судебном заседании исковые требования не признал, поддержал письменный отзыв на иск (л.д. 126 - 128, 153 - 157). Представитель ответчика М. по доверенности К.Г. исковые требования не признал, поддержал письменный отзыв на иск (л.д. 123 - 125).

Представитель ответчика ЗЛО “Культурно-исторический и деловой центр “Бурмистерская палата“ по доверенности К.А. исковые требования не признал, поддержал письменный отзыв на иск.

Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Л.

Обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся лиц, которые надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела, выслушав
Л., представителя Б.В. - П., действующего на основании доверенности, представителя М. - К.Г., действующего на основании доверенности, представителя ЗАО “Культурно-исторический и деловой центр “Бурмистерская палата“ - Б.Д., действующего на основании доверенности, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями закона и материалами дела.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В силу ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.

Стороны не вправе требовать возмещения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено
законом или соглашением сторон.

Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Как установлено в ходе судебного разбирательства и подтверждается материалами дела, в декабре 2006 года между Л., Б.В. и ЗАО “Культурно-исторический и деловой центр “Бурмистерская палата“ были заключены договоры уступки права требования по окончанию строительства инвестиционных объектов, расположенных в Многофункциональном комплексе с общественно-культурным центром, возводимом на земельном участке по адресу: <...>: 25 декабря 2006 года - договор уступки права требования N 1-УСТ/06, согласно которому истица уступила права требования нежилого помещения - апартаментов с проектным номером 20 и проектной площадью 120,1 кв. м (5 этаж); 25 декабря 2006 года - договор уступки права требования N 2-УСТ/06, согласно которому истица уступила права требования нежилого помещения - апартаментов с проектным номером 25 и проектной площадью 120,1 кв. м (6 этаж); 27 декабря 2006 года - договор уступки права требования N 3 -УСТ/06, согласно которому истица уступила права требования машино-места с проектным номером 17; 27 декабря 2006 года - договор уступки права требования N 4-УСТ/0б, согласно которому истица уступила права требования машино-места с проектным номером 19. Согласно условиям данных договоров Б.В. принимал права требования на получение по окончании строительства вышеуказанных объектов недвижимого имущества (л.д. 8 - 23).

При этом стоимость уступаемого каждого права требования на момент заключения договоров уступки права требования N 1-УСТ/06 и N 2-УСТ/0б составляла 7956128 руб. 33 коп., N 3-УСТ/0б и N 4-УСТ/06 - 526596 руб.

Согласно п. 4 договоров уступки права требования оплата стоимости уступаемого права
должна быть осуществлена М. и Б.В. в течение 24 месяцев со дня подписания договоров. Таким образом, ответчики должны были произвести оплату по договорам уступки права требования от 25.12.2006 года N 1-УСТ/0б и N 2-УСТ/06 до 25.12.2008 года; по договорам уступки права требования от 27.12.2006 года N 3-УСТ/06 и N 4-УСТ/0б до 27.12.2008 года включительно.

Решением Люберецкого городского суда г. Москвы от 27 января 2009 года по гражданскому делу по иску И. к Л. о взыскании долга по кредитному договору и по встречному иску Л. к И. и ЗАО “Русский строительный банк“ о признании недействительным договора уступки права требования (цессии) от 30 мая 2008 года с Л. в пользу И. взыскано 24652859 руб. 29 коп., в том числе: 20375000 руб. - сумма задолженности по основному долгу по кредитному договору по состоянию на 30 мая 2008 года, т.е. до срока уплаты ответчиком денежных средств по спорным договорам уступки; 426984 руб. 29 коп. - сумма задолженности по начисленным за пользование кредитом процентам по состоянию на 30 мая 2008 года, т.е. до срока уплаты ответчиком денежных средств по спорным договорам уступки; 3850875 руб. - сумма задолженности по штрафной неустойке за 189 дней просрочки (с 30 мая по 05 декабря 2008 года, т.е. до срока уплаты ответчиком денежных средств по спорным договорам уступки) (л.д. 74 - 78).

Таким образом, сумма задолженности и штрафные санкции по банковскому кредиту, взыскиваемые с истца по судебному решению Люберецкого городского суда от 27 января 2009 года, были рассчитаны по состоянию на 05 декабря 2008 года, то есть до срока оплаты ответчиком, предусмотренном
в спорных договорах уступки.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно указал в решении на то, что причинно-следственная связь между убытками истца и неоплатой ответчиком отсутствует, а также на то, что просрочка уплаты ответчиком денежных средств по спорным договорам сама по себе не свидетельствует о существенном нарушении ответчиком спорных договоров.

Неисполнение договорных обязательств является основанием для предъявления гражданско-правового требования к ответчику о взыскании денежных средств и штрафных санкций, поскольку касается непосредственно стадии исполнения спорных договоров.

Краткосрочный полугодовой кредитный договор с ЗАО “Русстройбанк“ Л. заключен 18 декабря 2006 года (целевой кредит для оплаты инвестиционных взносов по договорам участия в инвестировании строительства).

Согласно п. 3.6 кредитного договора срок возврата кредита - до 08 июня 2007 года.

Срок оплаты по договорам уступки прав требований - до 25 - 27 декабря 2008 года, т.е. срок погашения кредита на 1,5 года раньше срока погашения задолженности по договорам уступки прав требований.

Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции также исходил из того, что при заключении договора истец не мог рассчитывать на погашение полученного краткосрочного кредита за счет средств, подлежащих уплате ему по договорам уступки прав требования по инвестиционным договорам из-за значительной разницы по срокам.

Суд правильно указал на то, что продление сроков возврата банковского кредита до 30.05.2008 года не имеет правового значения в данном случае, т.к. по смыслу п. 2 ст. 450 ГК РФ существенность нарушения связана с намерениями гражданина в момент заключения договора, т.е. тогда, когда истец еще не знал и не мог знать о возможном продлении срока возврата. При этом окончательный срок возврата денежных средств банку 30 мая 2008 года наступил
на полгода ранее даты уплаты ответчиком денежных средств по спорным договорам уступки.

Предметом кредитного договора, заключенного между Л. и ЗАО “Русстройбанк“, являлась денежная сумма в размере свыше 20000000 рублей (сумма кредита и проценты за пользование денежными средствами в размере 13% годовых - 2080 1984 руб.), поэтому истец при заключении договора не мог рассчитывать на полное погашение полученного кредита за счет средств, подлежащих уплате ему по договорам уступки прав требования по инвестиционным договорам из-за значительной разницы по сумме (20801984 - 16965448 3836536 руб.).

Как пояснил в судебном заседании представитель ответчика Б.В., разница в сумме долга истца по кредитному договору и задолженностью ответчика по договорам уступки до настоящего времени истцом не погашена, что подтверждает несостоятельность доводов истца о том, что он рассчитывал погасить задолженность перед банком за счет средств, предполагаемых к получению от ответчика.

Из материалов дела усматривается, что указанные обстоятельства являлись предметом исследования в ходе судебного разбирательства в Мещанском районном суде г. Москвы по гражданскому делу 2-8834/2009 по иску Л. к Б.В. о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок, что подтверждается решением от 30.09.2009 года (л.д. 98 - 103).

При разрешении данного спора суд пришел к обоснованному выводу, что требования истца о возврате ответчиком неосновательно приобретенного имущества и признании за истцом права собственности на спорные объекты недвижимости также не подлежат удовлетворению.

Согласно п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Из содержания приведенной нормы ГК РФ следует, что по требованию одной из
сторон договор может быть расторгнут по решению суда только в случаях, предусмотренных законом (в частности, при существенном нарушении договора другой стороной) или договором. При этом возможность возвращения сторонами исполненного по договору до момента его расторжения также должна быть предусмотрена законом или договором. В противном случае все полученное каждой из сторон по договору остается у нее, и ни одна из сторон не может требовать возвращения того, что было исполнено по обязательству до момента, когда состоялось расторжение договора.

Действующее гражданское законодательство РФ не содержит норм, позволяющих расторгнуть договор уступки права требования по инвестиционному контракту с возвращением имущества лицу, уступившему право требования, и аннулированием возникшего у покупателя права собственности на объект недвижимости в связи с неуплатой им выкупной цены. В то же время в ГК РФ содержатся нормы, определяющие правовые последствия несвоевременной оплаты; продавец имеет право потребовать оплаты переданных товаров/прав и дополнительно уплаты процентов в соответствии с договором или со ст. 395 ГК РФ.

Кроме того, в соответствии с п. 5 ст. 453 ГК РФ, если основанием для расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора.

Из материалов дела видно, что спорные договоры уступки прав не содержат условия, предусматривающие возможность их расторжения с возвращением полученного сторонами по договору до момента его расторжения, в частности, и в том случае, если ответчик своевременно не произведет оплаты переданного ему права требования.

Более того, стороны по договору предусмотрели возможность неоплаты денежных средств ответчиком и согласовали правовые последствия такой неуплаты.

Так, в случае неисполнения, неполного исполнения или несвоевременного исполнения правополучателем своих обязательств по оплате сумм по договору, правополучатель (Б.В.) уплачивает соинвестору (Л.) пени в размере 0,5% от суммы, подлежащей оплате за каждый день просрочки платежа, но не более 10% суммы платежа (пункт 8.2 договора уступки). Кроме того, 27 мая 2009 года в рамках возбужденного исполнительного производства наложен арест на дебиторскую задолженность, принадлежащую Л. и вытекающую из спорных договоров уступки права требования (л.д. 129 - 132). В период с 05 августа 2009 года по 30 ноября 2009 года исполнительное производство N 46/18/28526/11/2009, возбужденное 14 мая 2009 года на основании исполнительного листа N 2-11б/09 от 16 апреля 2009 года, выданного на основании решения Люберецкого городского суда по делу по иску И. к Л. о взыскании денежных средств в сумме 24652859 руб. было приостановлено (л.д. 133 - 134). Постановлением судебного пристава-исполнителя Люберецкого районного отдела Управления ФССП по Московской области от 10 декабря 2009 года в рамках исполнительного производства N 46/1 8/28526/11/2009 наложен арест на дебиторскую задолженность Б.В., принадлежащую Л., в размере 16965448 руб. 66 коп., объявлен запрет на совершение должником и дебитором любых действий, приводящих к изменению либо прекращению правоотношений, на основании которых возникла дебиторская задолженность, а также на уступку права требования третьим лицам (л.д. 135 - 138).

В соответствии со ст. 83 ФЗ “Об исполнительном производстве“ арест дебиторской задолженности состоит в объявлении запрета на совершение должником и дебитором любых действий, приводящих к изменению либо прекращению правоотношений, на основании которых возникла дебиторская задолженность.

В соответствии с п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются с даты расторжения.

Исходя из этого, с 27 мая 2009 года ответчик не имеет права погашать истцу задолженность по спорным договорам уступки прав требования, а истец не имеет права требовать исполнения указанных договоров, принимать оплату по ним и требовать их расторжения (в том числе, в судебном порядке).

В судебном заседании представитель ответчика указал на то, что Б.В. не производит истцу оплату по договорам уступки права требования по объективным причинам, а именно: нежеланием Л. принимать денежные средства от ответчиков по спорным договорам с марта 2008 года и обещанием истца признать сделки недействительными, кассационным обжалованием Л. решения Люберецкого городского суда от 27 января 2009 года, в том числе на основании наличия обязательства М. от 25 декабря 2006 года по погашению кредита, наложением ареста на дебиторскую задолженность по спорным договорам, оспариванием сделок в судебном порядке. По мнению ответчика Б.В., невыплата им денежных средств по договору уступки права требования не может быть признана существенным нарушением в силу вышеуказанных объективных причин.

Указанные доводы ответчиков в судебном заседании истцом не оспорены, допустимых доказательств, опровергающих доводы ответчиков, суду не представлено.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Разрешая заявленные требования, суд учел, что запрет на распоряжение дебиторской задолженностью означает запрет должнику на совершение любых действий, приводящих к изменению или прекращению правоотношений, в силу которых образовалась дебиторская задолженность. Поскольку гражданское правоотношение - совокупность субъективных гражданских прав и обязанностей, оплата дебитором задолженности в данном случае приведет к изменению правоотношения. Предназначение данного запрета, который распространяется и на прекращение правоотношений, на основании которых возникла дебиторская задолженность,- обеспечить сохранность дебиторской задолженности в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали на дату наложения ареста. Таким образом, наличие запрета на расторжение спорных договоров является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении исковых требований Л. Поскольку суд пришел к выводу о необоснованности требований Л. о расторжении договоров, оснований для удовлетворения требований об обязании возвратить документы и признании права собственности на объекты недвижимости не имеется.

Судебная коллегия считает, что судом все обстоятельства по делу были проверены с достаточной полнотой, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют собранным по делу доказательствам.

Доводы кассационной жалобы направлены на иное толкование норм материального права и иную оценку собранных по делу доказательств, которым суд в их совокупности дал надлежащую оценку.

Доводы кассационной жалобы не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали выводы судебного решения, алогичны заявленному иску и не могут служить основанием к отмене решения суда.

В кассационной жалобе не приводится никаких новых данных, опровергающих выводы суда и нуждающихся в дополнительной проверке.

Нарушений норм Гражданско-процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по настоящему делу установлено не было.

Таким образом, решение суда является правильным, оснований к его отмене не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия -

определила:

решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 23 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.