Решения и определения судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 18.08.2010 N 11321 Если продавец по психическому состоянию в момент заключения договора купли-продажи квартиры мог понимать значение своих действий и руководить ими, что подтверждается соответствующим заключением экспертов, то отсутствуют основания для признания данного договора недействительным согласно статье 177 ГК РФ и последующих сделок купли-продажи спорной квартиры ничтожными. Окончательный покупатель не признается недобросовестным приобретателем ввиду отсутствия подтверждающих данный факт доказательств.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 августа 2010 г. N 11321

Судья: Горбатова Л.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.,

судей Тарасовой И.В., Корнильевой С.А.,

при секретаре Л.

рассмотрела в судебном заседании от 18 августа 2010 года дело N 2-31/10 по кассационной жалобе истцов на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 17 мая 2010 года по иску С.К., С.Н., С.Г. к С.Т., П., А. о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными, истребовании имущества из чужого незаконного владения, обязании не чинить препятствий к вселению и проживанию в квартире, восстановлении на регистрационном учете.

Заслушав доклад судьи Лебедева В.И., объяснения С.К., и его представителя адвоката Кулагиной А.А.,
действующей на основании доверенности от 22.02.2009 г., и ордера от 20.08.2009 г., С.Г., и его представителя адвоката Кулагиной А.А., действующей на основании доверенности от 31.01.2009 г., и ордера от 20.08.2010 г., С.Н. и ее представителя адвоката Кулагиной А.А., действующей на основании доверенности от 22.02.2009 г., и ордера от 20.08.2010 г., П., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Истцы обратились в суд с настоящим иском, указав, что они занимали квартиру <...> на основании ордера от 9.02.1987 года, 27.06.2005 года квартира была приватизирована ответчиком С.Т. на основании договора передачи квартиры ему в частную собственность, истцы от участия в приватизации отказались.

В июне 2008 г. истцам стало известно о том, что собственником квартиры стала П., что подтвердилось при получении выписки из ЕГРП от 30.06.2008 года.

Истцы указывали, что собственник квартиры С.Т., в пользу которого они отказались от заключения договора передачи квартиры в собственность, в момент подписания договора не мог понимать значение своих действий и руководить ими в силу состояния своего здоровья, в апреле 2008 года он проходил лечение в психиатрической больнице г. Пскова в связи с ухудшением психического состояния здоровья и попыткой суицида.

Истцы указывали, что отчуждение жилой площади нарушает их права и законные интересы, поскольку они имели пожизненное право пользования им.

Считая, что заключением С.Т. договора по отчуждению квартиры затронуты их интересы, ими в соответствии с ч. 1 ст. 177 ГК РФ предъявлен иск, в котором они просили изначально суд признать договор по отчуждению спорной квартиры недействительной и применить последствия недействительности сделки. Поскольку в ходе судебного разбирательства было установлено, что ответчик С.Т. 08.05.2008 года заключил
договор купли-продажи спорной квартиры с П., договор удостоверен нотариусом С.Л., впоследствии П. квартира была продана А. в соответствии с договором купли-продажи от 20.11.2008 года, 04.06.2009 года истцы уточнили исковые требования, просили суд признать договор купли-продажи квартиры недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 177 ГК РФ, а также признать недействительным договор купли-продажи между П. и А. и истребовать квартиру из чужого незаконного владения, передав квартиру в их пользование. При этом истцы полагали, что А. является недобросовестным приобретателем, сделка является мнимой, так как кредитные средства, полученные А. для приобретения спорной квартиры намного превышают цену договора купли-продажи от 20.11.2008 года, и, кроме того, ответчики П. и А. состояли ранее в семейных отношениях без регистрации брака, имеют общего ребенка, а потому А. не мог не знать об обстоятельствах заключенной сделки. Истцы в обоснование требований ссылались также на то обстоятельство, что квартира выбыла из их владения и владения С.Т. помимо его воли. Кроме того, в обоснование требований истцы со ссылкой на п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 02.07.2009 года N 14 указали, что при отказе от участия в приватизации за ними должно быть сохранено бессрочное право пользования спорным жилым помещением л.д. 205 - 206 т. 1, л.д. 1 - 6 Т. 4).

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 17 мая 2010 года требования истцов оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе истцы просят отменить решение суда, считают его неправильным.

В заседание суда кассационной инстанции С.Т., А. не явились, о явке извещались по правилам ст. 113 ГПК РФ, А. против рассмотрения дела в его отсутствие не возражает, С.Т. о причинах
своей неявки судебную коллегию не известил, в связи с чем, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть кассационную жалобу в порядке ч. 2 ст. 354 ГПК РФ в их отсутствие.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

Разрешая спор, суд правильно установил по делу юридически значимые обстоятельства, дал надлежащую оценку имеющимся по делу доказательствам, и пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований к удовлетворению требований о признании сделок недействительными и истребовании квартиры из чужого незаконного владения. Согласно выводам экспертизы от 09.02.2010 года, проведенной комиссией экспертов СПб ГУЗ “Городская психиатрическая больница N <...>“, являвшейся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, С.Т. по своему психическому состоянию в момент заключения договора купли-продажи квартиры <...>, заключенного с П. 08.05.2008 года, мог понимать значение своих действий и руководить ими (ответ на вопрос 6). После получения судом вышеуказанного экспертного заключения, истцами в материалы дела представлено заключение специалистов Центра независимой экспертизы “Петроэксперт“ от 02.04.2010 года N <...> (акт психолого-психиатрического экспертного исследования), в распоряжение специалистов истцами были представлены копии медицинской документации С.Т. и материалов гражданского дела. Согласно выводам заключения С.Т. страдает и страдал в юридически значимый период (08.05.2008 года) <...>, в силу имеющихся у него заболеваний он не мог в полной мере осознавать и руководить своими действиями на 08.05.2008 года. В юридически значимый период С.Т. находился в состоянии <...>, что значительно снижало его способность к свободному волеизъявлению в период подписания договора купли-продажи 08.05.2008 года (Т. 3 л.д. 223 - 240).

Оценивая экспертное заключение, заключение и показания в судебном заседании специалиста, показания эксперта А.О., суд нашел достоверно установленным,
что С.Т. в момент подписания договора купли-продажи от 08.05.2008 года, мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Заявленное истцами ходатайство о назначении повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы судом было отклонено, поскольку в заключении экспертов от 09.02.2010 г. ответы на поставленные судом вопросы даны в полном объеме, у суда оснований сомневаться в компетентности экспертов, а также в правильности их выводов не имелось.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что оснований для удовлетворения иска по основаниям ст. 177 ГК РФ не усматривается.

Оснований для удовлетворения иска, заявленного в соответствии со ст. 170 ГК РФ у суда первой инстанции также не имелось.

Истцы не представили доказательств того, что А. являлся недобросовестным приобретателем.

Учитывая изложенное, суд также принял правильное решение об отказе в иске об истребовании квартиры в соответствии с положениями ст. 302 ГК РФ.

Доводы кассационной жалобы не свидетельствуют о незаконности решения в данной части, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и не могут быть приняты во внимание.

В то же время судебная коллегия находит подлежащим отмене решение районного суда в части отказа в иске о нечинении препятствий к вселению и проживанию в квартире, восстановлении на регистрационном учете.

В соответствии с п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 01.07.2009 года N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении ЖК РФ“ судам следует учитывать, что если правоотношения по пользованию жилым помещением носят длящийся характер, то положения части 4 статьи 31 ЖК РФ в силу статьи 5 Вводного закона могут применяться и в том случае, если семейные отношения
между собственником жилого помещения и членом его семьи, проживающим совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении, были прекращены до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. Вместе с тем при рассмотрении иска собственника жилого помещения о признании бывшего члена его семьи утратившим право пользования этим жилым помещением необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 19 Вводного закона действие положений части 4 статьи 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Согласно частям 2 и 4 статьи 69 ЖК РФ (до 1 марта 2005 года - статья 53 Жилищного кодекса РСФСР, далее - ЖК РСФСР) равные права с нанимателем жилого помещения по договору социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, в том числе право пользования этим помещением, имеют члены семьи нанимателя и бывшие члены семьи нанимателя, продолжающие проживать в занимаемом жилом помещении.

К названным в статье 19 Вводного закона бывшим членам семьи собственника жилого помещения не может быть применен пункт 2 статьи 292 ГК РФ, так как, давая согласие на приватизацию занимаемого по договору социального найма жилого помещения, без которого она была бы невозможна (статья 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“), они исходили из того, что право пользования данным жилым помещением для них будет носить бессрочный характер и, следовательно, оно должно учитываться при переходе
права собственности на жилое помещение по соответствующему основанию к другому лицу (например, купля-продажа, мена, дарение, рента, наследование).

Отказывая в иске в данной части суд указал, что к рассматриваемым правоотношениям положения статьи 19 ФЗ “О введении в действие Жилищного кодекса РФ“ применимы быть не могут, поскольку истцы были сняты с регистрационного учета из спорной квартиры в связи с переменой места жительства по адресу: <...> Данное обстоятельство имело место 01.11.2005 года, то есть через незначительное время после отказа от участия в приватизации. Впоследствии истцы вновь меняли место своего постоянного проживания, в спорную квартиру, в отношении которой, по их мнению, за ними должно быть сохранено пожизненное право пользования, не регистрировались.

Указанные обстоятельства, как указал суд, свидетельствуют об отсутствии намерения сохранить право пользования спорным жилым помещением. Факт проживания семьи С-ко в квартире до июня 2008 года не является основанием для признания за ними права на указанное помещение.

Между тем, указанный вывод суда сделан без достаточных оснований.

Судом не дана оценка справке, полученной по запросу суда (л.д. 54, том 3) о том, что семья С.Н. никогда не была зарегистрирована по адресу: <...> Суд не дал должной оценки пояснениям лиц, участвующих в деле, о том, что семья С-ко всегда проживала в спорной квартире вплоть до их принудительного выселения П. летом 2008 года, оплачивала коммунальные услуги и услуги связи, что истцы были вынуждены выписаться из квартиры по требованию банка в связи с получением кредита под квартиру. Указанные доводы истцов подлежали проверке, что сделано не было.

Таким образом, судом не установлены по делу все обстоятельства имевшие значение для правильного разрешения спора в этой
части.

С учетом того обстоятельства, что ошибки суда первой инстанции не могут быть исправлены судом кассационной инстанции, отменяя решение районного суда в указанной части, судебная коллегия считает необходимым направить дело в этой части на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела в этой части суду следует учесть изложенное и постановить законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 17 мая 2010 года в части отказа в иске о нечинении истцам препятствий к вселению и проживанию в квартире, восстановлении на регистрационном учете отменить.

Дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.