Решения и определения судов

Определение Московского областного суда от 06.07.2010 по делу N 33-13130 Дело о взыскании расходов, связанных с содержанием, ремонтом и коммунальными услугами, и долга за данные виды услуг направлено на новое рассмотрение, поскольку судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2010 г. по делу N 33-13130

Судья Митрофанова Т.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего судьи Фролкиной С.В.,

судей Ризиной А.Н., Хугаева А.Г.,

при секретаре Б.,

рассмотрев в судебном заседании от 06 июля 2010 года кассационную жалобу Р.Е.С. на решение Подольского городского суда Московской области от 28 апреля 2010 года по делу по иску Р.Е.С. к Р.А.М., Р.А.М. о признании преимущественного права на квартиру, признании права собственности, разделе долгов, взыскании расходов на захоронение, обязании компенсировать расходы и по встречному иску Р.А.М., Р.А.М. к Р.Е.С. о признании права собственности, определении порядка владения и пользования квартирой,

заслушав доклад судьи Ризиной
А.Н.,

объяснения Р.Е.С., ее представителя - адвоката Корж И.В., Р.А.М., Р.А.М.,

установила:

Истица Р.Е.С., являясь наследником первой очереди по закону, как пережившая супруга, к имуществу Р.М.У., умершего 18 мая 2009 года, предъявила иск к его наследникам Р.А.М. и Р.А.М. (детям умершего), в котором соединила несколько исковых требований.

Просила признать за собой преимущественное право на наследственную однокомнатную квартиру <...> с выплатой каждому из ответчиков стоимости 1/3 доли квартиры в размере 364 418 руб. с признанием за истцом права собственности на указанную квартиру. В обоснование требований указала, что данная квартира является ее единственным местом жительства. Одновременно истцом были заявлены требования о разделе долга в размере 250 000 руб. перед Е. и долга в размере 100 000 руб. перед Б., которые были сделаны истцом для открытия Р.М.У. автомойки в Туркменистане. Просила взыскать с ответчиков в равных долях расходы, понесенные истцом за ритуальные услуги, услуги морга, поминальный обед, на приобретение могильной ограды, креста дубового. Также просила о взыскании денежных средств в размере 2 296 руб. 94 коп. с каждого ответчика, составляющих 1/3 долю от суммы 6 890 руб. 83 коп. оплаченной истцом в качестве расходов по оплате жилья и коммунальных услуг в спорной квартире. Кроме того, просила разделить долг за указанные услуги в спорной квартире, образовавшийся с ноября 2009 года по настоящее время в размере 11 429 руб. 34 коп.

Ответчики Р.А.М. и Р.А.М. предъявили встречный иск к Р.Е.С., в котором просили признать за ними право собственности в порядке наследования по закону на 1/3 долю в праве собственности на спорную квартиру, об определении порядка пользования и владения данным жилым
помещением.

В судебном заседании истица Р.Е.С. возражала против удовлетворения встречного иска, поддерживая заявленные ею исковые требования.

Ответчики в судебном заседании просили в удовлетворении основного иска отказать, встречный удовлетворить.

Третьи лица Р.С.В. и Б. в судебном заседании поддержали исковые требования Р.Е.С., в удовлетворении встречного иска просили отказать.

Третье лицо Е., МУП “ИРЦ г. Троицка“ в судебное заседание не явились.

Решением Подольского городского суда от 28 апреля 2010 года в удовлетворении встречного иска отказано, иск Р.Е.С. удовлетворен частично. За Р.Е.С. признано преимущественное право на квартиру с признанием права собственности на спорный объект недвижимости и выплатой в пользу каждого ответчика в счет компенсации за 1/3 долю квартиры по 853 333 руб. 33 коп. С каждого ответчика в пользу Р.Е.С. взысканы расходы на захоронение в размере 22 953 руб. 33 коп. В удовлетворении иска Р.Е.С. о взыскании расходов на приобретение могильной ограды в размере 7 000 руб., разделе долгов в размере 250 000 руб. и 100 000 руб., разделе долга в размере 11 429 руб. 34 коп. перед МУП “ИРЦ г. Троицка“ и о взыскании компенсации расходов, связанных с содержанием, ремонтом и коммунальными услугами, отказано.

С решением суда в части отказа в удовлетворении иска о разделе долгов и взыскании компенсации расходов, а также определении денежной компенсации за 1/3 долю квартиры в размере 853 333 руб. 33 коп., взысканной с Р.Е.С. в пользу каждого ответчика, не согласилась Р.Е.С.

В кассационной жалобе кассатор указывает на незаконность и необоснованность в указанной части постановленного решения.

Выслушав явившихся лиц, проверив представленные материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что 18 мая 2009 года
умер Р.М.У.

Наследниками к имуществу Р.М.У. являются: пережившая супруга - Р.Е.С. и дети - Р.А.М., Р.А.М.

Из представленных материалов дела следует, что истцом в подтверждение заявленных требований о разделе долгов представлены:

- договор займа денежных средств на сумму в размере 500 000 руб., заключенный между Р.Е.С. и Е. от 01 марта 2009 года, со сроком возврата до 01 марта 2010 года;

- договор займа денежных средств на сумму 200 000 руб., заключенный между Р.Е.С. и Б. от 10 апреля 2009 года, со сроком возврата до 10 апреля 2010 года.

Отказывая истцу в удовлетворении иска в указанной части, суд первой инстанции исходил из того, что Р.Е.С. не доказала обоснованность своих доводов о том, что заемные денежные средства были использованы на нужды семьи.

При этом суд верно отметил, что само по себе намерение Р.А.М. открыть автомойку, не является бесспорным доказательством того, что спорные денежные суммы по договорам займа были использованы на нужды семьи Р.Е.С. и Р.А.М.

Выводы суда первой инстанции судебная коллегия находит соответствующими установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, которым дана правовая оценка, отвечающая требованиям ст. 67 ГПК РФ.

При этом судом при разрешении спора правильно применены положения ст. 45 Семейного Кодекса РФ.

Из содержания приведенной нормы следует, что общие обязательства супругов, это те обязательства, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи.

Доводы кассатора, что выводы суда противоречат требованиям ст. 39 Семейного Кодекса РФ, которой в состав общего имущества супругов законодатель включил имущественные обязательства перед третьими лицами, правильность выводов
суда не опровергает.

Судебная коллегия считает, что требования ст. 39 СК РФ в возникших правоотношениях подлежат применению в системном толковании с требованиями ст. 45 СК РФ, на которую сослался в обжалуемом решении суд первой инстанции.

Следовательно, для возложения на наследников обязанности отвечать по долгам наследодателя (ст. 1175 ГК РФ), возникших из брачно-семейных правоотношений, юридически значимым аспектом является доказанность факта, что все полученное по обязательствам одного из супругов, было использовано им на нужды семьи.

Из представленных материалов дела следует, что истица, распространяя на заемные ею денежные средства режим общих долгов супругов, ссылалась на то, что данные денежные средства были взяты ею в долг у третьих лиц для открытия бизнеса Р.М.У.

Доказательств тому, что спорные денежные средства были израсходованы на указанные цели, в материалы дела не представлено.

Кроме того, из содержания представленных расписок следует, что оформление заемных правоотношений между Р.Е.С. с третьими лицами имело место незадолго до смерти Р.М.У. (за два и один месяц).

Однако, в материалах дела отсутствуют доказательства, которые бы подтверждали, что общая сумма заемных средств в размере 700 000 руб., была использована Р.М.У. совместно с супругой Р.Е.С. на иные семейные нужды в период оформления заемных средств до смерти Р.М.У.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения в части отказа в удовлетворении иска Р.Е.С. о разделе заемных денежных средств, возникших перед третьими лицами.

Доводы кассатора о несогласии с решением в указанной части, по своей сути направлены на переоценку выводов суда, с которыми судебная коллегия согласилась, поэтому в соответствии с требованиями ст. 362 ГПК РФ не могут являться основанием для отмены в данной части
законного и обоснованного решения.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами кассатора, что при разрешении спора о признании преимущественного права на спорную квартиру за истцом суд неправомерно взыскал с Р.Е.С. в пользу ответчиков денежную компенсацию в размере по 835 333 руб. 33 коп. с каждого, приняв за основу результаты судебной экспертизы, предметом которого выступала оценка рыночной стоимости всей квартиры.

Кассатор Р.Е.С. считает, что при разрешении спора суд должен был установить компенсацию за доли в квартире посредством определения рыночной стоимости доли в праве собственности на квартиру, как самостоятельного объекта права, являющегося товаром на рынке недвижимости.

Однако, доводы кассатора судебной коллегией отклоняются, поскольку они основаны на неверном толковании норм материального права.

Признавая за истцом преимущественное право на спорную квартиру и, определяя ко взысканию с Р.Е.С. в пользу ответчиков денежную компенсацию исходя из рыночной стоимости квартиры, суд правильно руководствовался положениями ст. ст. 1141, 1170, 1168, 1169 ГК РФ.

Также судом правомерно были приняты во внимание положения п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 4 от 10 июня 1980 “О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом“.

В соответствии с п. 11 приведенного Постановления, дано разъяснение о том, что при невозможности выдела доли в натуре денежная компенсация за долю в праве общей собственности на дом определяется соглашением сторон. Если соглашение не достигнуто, то по иску выделяющегося собственника размер компенсации устанавливается судом исходя из действительной стоимости дома на момент разрешения спора.

В силу положений ст. ст. 1168 - 1170 ГК несоразмерность получаемого наследственного имущества истцом с наследственными долями ответчиков предполагается, поскольку раздел наследства
осуществляется на основании приоритетов, дающих право одному наследнику получить неделимую вещь в целом.

Следовательно, с учетом того, что объектом наследственных прав выступает целая квартира, а в силу требований ст. 1115 ГК РФ установлено, что ценность наследуемого имущества определяется, исходя из его рыночной стоимости, суд правомерно принял за основу оценку имущества в целом и правильно определил стоимость компенсации исходя равенства стоимости величин всех наследников.

Вместе с тем, судебная коллегия находит решение в части удовлетворения иска Р.Е.С. о преимущественном праве на наследственное имущество, признании права собственности на квартиру с выплатой ответчикам денежной компенсации, подлежащим отмене.

Судебная коллегия считает, что суд, удовлетворив требования истца, в нарушение требований ст. 12 ГПК РФ, не предложил Р.Е.С. до вынесения решения по делу обеспечить реальное подтверждение заявленного требования путем внесения на депозитный счет суда сумм, с учетом полученных результатов судебной экспертизы.

Из представленных материалов дела следует, что истица обеспечила заявленные требования внесением денежных сумм на депозит суда исходя из результатов оценки представленного ею отчета.

Однако, до вынесения решения в силу положений п. 2 ст. 67 ГПК РФ: ни представленный истцом отчет в обоснование иска, ни полученные результаты судебной экспертизы, для суда первой инстанции не имели заранее установленной силы. Следовательно, суду следовало предложить Р.Е.С. внести на депозит суда дополнительные суммы в обеспечение иска (с учетом результатов судебной экспертизы) и в зависимости от волеизъявления и действий Р.Е.С., разрешить спор по существу.

Так как требования истца до рассмотрения дела по существу не были обеспечены в полной мере, то судебная коллегия в целях соблюдения интересов обеих сторон по делу, приходит к выводу, что обжалуемое решение в указанной
части подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

Так как требования истца о признании преимущественного права на наследственное имущество, признании права собственности на квартиру и встречные исковые требования Р-вых являются взаимосвязанными, то решение суда в части отказа в удовлетворении встречного иска также подлежит отмене.

Кроме того, судебная коллегия находит заслуживающими внимание доводы кассатора о неправильности решения суда в части отказа в удовлетворении иска Р.Е.С. о взыскании с ответчиков компенсации расходов за унаследованную квартиру в размере 2 296 руб. 94 коп. каждым. и о разделе долга в размере 11 429 руб. 34 коп., образовавшегося по оплате платежей, выставляемых МУП “ИРЦ г. Троицк“.

Отказывая истцу в удовлетворении иска в указанной части, суд исходил из того, что данные требования могут быть рассмотрены только по иску самого кредитора - МУП “ИРЦ г. Троицк“, а также исходя из того, что ответчики не являются собственниками жилого помещения.

Однако, с выводами суда судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

Из представленных материалов дела следует, что ответчики по делу в установленный законом шестимесячный срок обратились с заявлением к нотариусу по месту открытия наследства умершего с заявлениями о принятии наследства.

В силу ч. 4 ст. 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

Согласно ст. 1162 ГК РФ свидетельство о праве на наследство выдается по заявлению наследника.

Таким образом, положения о том, что принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства, а получение свидетельства о праве
на наследство является правом, а не обязанностью наследника (п. 4 ст. 1152, ст. 1162 ГК РФ) действуют и в отношении недвижимого имущества и является исключением из общего правила, определяющего возникновение права на недвижимое имущество с момента государственной регистрации.

Следовательно, в силу вышеприведенных норм права следует вывод о том, что у наследников с момента открытия наследства возникает обязанность по несению расходов на содержание унаследованного имущества.

Таким образом, решение в данной части нельзя признать законным и обоснованным, поэтому оно подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное в настоящем определении и постановить по делу законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. ст. 361, 362, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Подольского городского суда Московской области от 28 апреля 2010 года отменить в части удовлетворения иска Р.Е.С. о признании преимущественного права на квартиру с выплатой денежной компенсации и признании права собственности на жилое помещение; в части отказа в удовлетворении иска Р.Е.С. о взыскании расходов, связанных с содержанием ремонта и коммунальных услуг и долга за данные виды услуг и в части отказа в удовлетворении встречного иска. В указанной части дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В остальной части решение оставить без изменения, кассационную жалобу Р.Е.С. - без удовлетворения.