Решения и определения судов

Определение Московского городского суда от 01.07.2010 по делу N 33-19796 В иске о признании договора передачи жилья в собственность частично недействительным, недействительным свидетельства о собственности на жилище и признании права собственности на доли в общем имуществе отказано правомерно, так как на момент обращения в суд с данным исковым заявлением срок исковой давности истек и согласно ст. 181 ГК РФ восстановлению не подлежит.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 июля 2010 г. по делу N 33-19796

1 инстанция: Судья Гаврилюк М.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Наумовой Е.М.,

и судей Сорокиной Л.Н., Кобыленковой А.И.,

при секретаре Л.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Сорокиной Л.Н.

дело по кассационной жалобе У., Д. на решение Кунцевского районного суда города Москвы от 26 апреля 2010 года по иску У., Д. к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о признании договора передачи жилья в собственность частично недействительным, признании свидетельства о собственности на жилище недействительным и признании права собственности на доли в общем имуществе, которым в удовлетворении исковых
требований отказано,

установила:

Истцы У., Д. обратились в суд с иском к ДЖП и ЖФ г. Москвы о признании частично недействительным договора передачи в собственность жилья в виде квартиры, расположенной по адресу: <...>, а также признании свидетельства о собственности на указанное жилье недействительным и признании за ними права собственности на доли в общем имуществе, указывая на то, что в сентябре 1992 года их родители - ответчики по делу - заключили договор N <...> передачи указанного жилья в собственность, однако при приватизации квартиры были ущемлены их права, поскольку на тот момент они были несовершеннолетними и в договор передачи квартиры в собственность включены не были.

Представитель ответчика - Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы в судебное заседание не явился, в письменном отзыве на иск исковые требования не признал, просил применить срок исковой давности к заявленным исковым требованиям.

3-е лицо Д.В. в судебном заседании исковые требования не признал, пояснив суду, что истцы знали о приватизации жилой площади с даты ее приватизации.

3-е лицо Д.Т. в судебном заседании согласилась с исковыми требованиями.

Представитель Управления Росреестра по Москве, привлеченного судом к участию в деле в качестве третьего лица, в судебное заседание не явился.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с решением суда, истцы обжалуют его в кассационном порядке.

Судебная коллегия на основании ч. 2 ст. 354 ГПК РФ полагает возможным рассмотреть дело при данной явке.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения У., Д., Д.В., Д.Т., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда как принятого в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и действующими нормами материального
и процессуального права.

Установив по делу фактические обстоятельства, на которых основаны исковые требования, суд пришел к выводу об отсутствии в данном случае оснований для их удовлетворения.

Как следует из материалов дела, на основании договора передачи N <...> от 07.09.1992 г. трехкомнатная квартира N <...>, расположенная по адресу: <...>, передана в совместную (без определения долей) собственность Д.В. и Д.Т. Указанный договор был зарегистрирован в Департаменте муниципального жилья 10.01.1993 года.

На момент приватизации членами семьи Д.В. и Д.Т. являлись их несовершеннолетние дети - У. (на тот момент Д.Е.), 11.06.1978 года рождения, и Д., 16.04.1983 года рождения.

Согласно действовавшему на момент заключения договора приватизации спорной квартиры законодательству (Закона РСФСР “О приватизации жилищного фонда в РСФСР“ от 04 июля 1991 г. N 1541-1), не требовалось обязательное включение в договор передачи жилого помещения в собственность несовершеннолетних членов семьи, однако родителям, а также законным представителям, предоставлялась возможность решать вопрос об участии несовершеннолетних в приватизации с согласия органов опеки и попечительства. Требование о необходимости получения согласия несовершеннолетних детей в возрасте от 15 до 18 лет было введено Федеральным законом от 11 августа 1994 г. N 26-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“.

Отказывая У. и Д. в удовлетворении заявленных ими исковых требований, суд исходил из того, что истцами пропущен срок исковой давности для обращения в суд с данным иском, о применении которой было заявлено стороной в споре до вынесения судом решения (ч. 2 ст. 199 ГК РФ). Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению
судом решения об отказе в иске.

В соответствии со ст. 10 ФЗ “О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации“ установленные частью первой Кодекса сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к тем требованиям, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 01 января 1995 года.

Срок исковой давности, предусмотренный ранее действующим законодательством в три года (ст. 78 ГК РСФСР) применительно к оспариваемому договору к 01.01.1995 г. не истек, в связи с чем подлежат применению сроки, установленные частью первой ГК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 181 ГК РФ (в первоначальной редакции) иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение.

В соответствии с п. 2 ст. 2 ФЗ от 21.07.2005 г. “О внесении изменения в статью 181 части первой ГК РФ“ установленный ст. 181 ГК РФ (в редакции настоящего ФЗ - 3 года) срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный ГК РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего ФЗ.

Как правильно указал суд в решении, срок исковой давности подлежит исчислению, когда началось исполнение договора, то есть с момента государственной регистрации права собственности ответчицы на спорную квартиру, в данном случае с 10.01.1993 г.

Между тем, данное исковое заявление о признании частично недействительным договора передачи в собственность спорной квартиры было предъявлено истцами в суд 12.03.2010 г., т.е. по истечении 17-ти лет с момента начала исполнения договора передачи квартиры в собственность ответчиков Д.В. и Д.Т.

Как установлено
судом, истица У. достигла совершеннолетия в 1996 году, а истец Д. - в 2001 году, однако, после этого времени они не обращались самостоятельно за защитой своих прав. При этом, они не были лишены права и возможности истребовать в компетентных органах интересующую их информацию.

Судебная коллегия признает несостоятельными доводы кассационной жалобы о необоснованности применения судом срока исковой давности, поскольку о том, что они не включены в договор приватизации квартиры, истцы узнали только в феврале 2010 года, а потому именно с этого времени, по их мнению, подлежит исчислению срок исковой давности. Указанные доводы кассаторов основаны на неправильном толковании положений закона применительно к данным правоотношениям сторон. Так, согласно гражданскому законодательству, начало исчисления срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки определяется именно моментом исполнения договора, и не связано с моментом, когда истцу стало известно о нарушении его права. При этом, судебная коллегия исходит из того, что достигнув своего совершеннолетия, истцы налог за спорную квартиру не платили и имели реальную возможность получить сведения о правах на спорное жилое помещение, однако таким правом не воспользовались в отсутствие обстоятельств, связанных с их личностью и препятствующих своевременному предъявлению исковых требований в суд.

Таким образом, на момент обращения У. и Д. в суд с данным исковым заявлением срок исковой давности истек, и согласно ст. 181 ГК РФ восстановлению не подлежит.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводом суда об отсутствии в данном случае оснований для удовлетворения заявленного искового требования о признании частично недействительным договора приватизации квартиры, расположенной по адресу: <...>, а требования истцов о признании свидетельства о
собственности на указанное жилье недействительным и признании за ними права собственности на доли в общем имуществе являются производными от вышеназванного искового требования, оснований для удовлетворения которого не имеется, поэтому суд правомерно отказал в иске У. и Д. в полном объеме.

Таким образом, решение суда первой инстанции судебная коллегия считает законным и обоснованным.

Доводы кассационной жалобы сводятся к несогласию с выводом суда о применении срока исковой давности. Эти доводы были предметом рассмотрения суда первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка, поэтому они не могут быть приняты в качестве основания к отмене решения суда.

Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда по доводам кассационных жалоб судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 26 апреля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу У., Д. - без удовлетворения.