Решения и определения судов

Определение Московского городского суда от 01.07.2010 по делу N 33-18557 В удовлетворении иска об отмене приказа о дисциплинарном взыскании отказано правомерно, так как в нарушение требований закона и своих должностных обязанностей врач отказал в медицинской помощи больному, страдавшему острым заболеванием, что могло повлечь тяжелые последствия для его здоровья, и, более того, назвал больного симулянтом. Согласно должностной инструкции при неясности заболевания пациента врач обязан направить больного на консультацию в больницу, которая осуществляет неотложную помощь.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 июля 2010 г. по делу N 33-18557

Судья: Серов М.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Захаровой Е.А.

судей: Давыдовой И.Н., Козлова И.П.

при секретаре А.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Козлова И.П.

дело по кассационной жалобе М. на решение Солнцевского районного суда г. Москвы от 04 мая 2010 г., которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований М. к ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 194 об отмене приказа о дисциплинарном взыскании, - отказать.

установила:

М. обратился в суд с исковым заявлением к ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 194, в котором просил отменить приказ от 25 февраля 2010 года
N 3-дв о дисциплинарном взыскании.

В суде истец и его представитель исковые требования поддержали.

Мотивировали их тем, что М. не нарушал своих должностных обязанностей, в связи с чем приказ о дисциплинарном взыскании является незаконным.

Представители ответчика иск в суде не признали и просили в его удовлетворении отказать.

Представили письменные возражения, которые мотивировали тем, что М. отказал больному в назначении лечения, обвинил его в симуляции, чем нарушил свои должностные обязанности, поэтому к нему было обоснованно наложено дисциплинарное взыскание.

Судом вынесено указанное выше решение, об отмене которого просит истец по доводам кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения М. и представителей ответчика Д., А., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела.

Как усматривается из материалов дела, М. работает в ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 194 в должности участкового врача-терапевта. Согласно утвержденному Главным врачом ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 194 графику, М. осуществлял прием больных в помещении поликлиники в субботу 16 января 2009 года, в период с 9 час. 00 мин. до 16 час. 00 мин.

В указанный период времени к истцу М. явился на прием пациент Б. в сопровождении своей матери Б.А.

Б. пожаловался М. на плохое самочувствие, насморк, заложенность носа и боль в ухе.

Б. попросил осмотреть его, назначить лечение и выдать больничный лист.

Между тем М. после осмотра Б. назвал больного симулянтом, объявил его здоровым, отказался назначить ему лечение и не направил его на консультацию к лор-врачу.

В связи с этим Б. был вынужден в тот же день 16 января 2010
года обратиться к дежурному администратору П., которая после осмотра больного поставила ему предварительный диагноз: острая респираторная вирусная инфекция, острый отит, назначила лечение и рекомендовала обратиться к лор-врачу.

16 января 2010 года в субботу лор-врач не вел прием в Городской поликлиники N 194, в связи с чем в ночь с 16-е на 17-е января 2010 года Б. обратился за неотложной лор-помощью в Городскую клиническую больницу N 1, где был осмотрен и получил обезболивание уха.

В понедельник 18 января 2010 года Б. обратился к лор-врачу Городской поликлинике N 194 Г., которая осмотрела больного, поставила ему диагноз: острый тубоотит справа, острая сенсоневральная тугоухость справа и направила на консультацию к сурдологу в Городскую поликлинику N 2.

С учетом консультации сурдолога в среду 20 января 2010 года после повторного осмотра Г. направила больного Б. на госпитализацию в Городскую клиническую больницу N 71.

В период с 20 января 2010 года по 1 февраля 2010 года Б. находился на стационарном лечении в лор-отделении ГКБ N 71 г. Москвы с диагнозом: острая правосторонняя смешанная тугоухость, тубоотит справа, хронический правосторонний гайморит, вне обострения.

В связи с неоказанием помощи ее сыну врачом-терапевтом М. мать больного - Б.А., 27 января 2010 года обратилась с жалобой (л.д. 20) на истца к Главному врачу Городской поликлиники N 194.

С учетом заключения врачебной комиссии поликлиники (л.д. 24 - 26) приказом Главного врача Городской поликлиники N 194 от 25 февраля 2010 года N 3-дв (л.д. 6) врачу-терапевту М. объявлен выговор за нарушение должностных обязанностей, выразившееся в отказе оказания медицинской помощи больному с острым заболеванием.

С данным приказом о дисциплинарном взыскании истец М.
был ознакомлен в тот же день 25 февраля 2010 года, о чем свидетельствует его подпись (л.д. 6 - оборот).

Суд, отказывая в иске исходил из того, что в нарушение требований закона и своих должностных обязанностей врач-терапевт М. отказал в медицинской помощи больному Б., страдавшим острым заболеванием, что могло повлечь тяжелые последствия для его здоровья, и, более того, назвал больного Б. симулянтом, суд считает, что Главный врач Городской поликлиники N 194 обоснованно применил к истцу дисциплинарное взыскание в виде выговора.

Судебная коллегия не может согласиться с доводом истца о том, что им не была нарушена должностная инструкция, так как он пытался в соответствии с положениями должностной инструкции организовать консультацию через дежурного администратора.

Указанные доводы были предметом исследования суда первой инстанции, который обоснованно их отверг.

Согласно п. 11 должностной инструкции при неясности заболевания пациента Б. врач-терапевт М. был обязан направить больного на консультацию к лор-врачу в Городскую клиническую больницу N 1, которая осуществляет неотложную лор-помощь, но этого не сделал.

К утверждениям М. о том, что он вызвал дежурного администратора П. и попросил ее направить больного Б. на консультацию к лор-врачу, суд обоснованно отнесся критически.

Доводы о том, что врач-администратор была вызвана для консультации опровергается показаниями свидетеля дежурного администратора П., показавшей, что прибыла 16 января 2010 года в кабинет М., чтобы погасить разгоревшийся между ним и больным Б. конфликт, после чего самостоятельно оказала помощь больному без участкового врача-терапевта, каковым являлся истец.

Указанный свидетель подтвердила то обстоятельство, что при ней М. назвал больного симулянтом.

Также обстоятельства, установленные судом подтверждаются показаниями свидетеля свидетелей Б.А.

Оснований не доверять указанным свидетелям у суда не имелось.

Из медицинских
документах Б. отсутствуют какие-либо сведения о направлении истцом Б. на консультацию к специалисту либо дежурному администратору, что опровергает его доводы жалобы.

К показаниям свидетеля Ш. суд обоснованно отнесся критически, поскольку эти утверждения противоречат медицинским документам больного Б.

Довод о том, что представленные медицинские документы Б. являются недопустимыми доказательствами несостоятелен. Данные документы надлежащим образом заверены и соответствуют требованиям, предъявляемым ст. 71 ГПК РФ к письменным доказательствам. Судебной коллегии был представлен подлинник выписного эпикриза больного Б.

Нельзя согласиться и с доводом о неполном исследовании всех доказательств.

В силу ст. 56 ГПК РФ обязанность по доказыванию тех обстоятельств на которые ссылаются стороны лежит на самих сторонах.

Как видно из материалов дела, ходатайств о вызове в качестве свидетеля Б., сторонами не заявлялось.

Совокупность собранных доказательств позволила прийти суду к выводу об обоснованности применения к истцу мер дисциплинарного воздействия.

Таким образом, не допросив Б., судом не были нарушены нормы процессуального права.

Порядок увольнения ответчиком нарушен не был.

Данный вывод основан на материалах дела и представленных доказательствах, получивших надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства. Установленные судом обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Солнцевского районного суда г. Москвы от 04 мая 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.