Решения и определения судов

Постановление Московского городского суда от 30.06.2010 по делу N 4а-1683/10 Судебный акт по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, изменен: исключено из описательно-мотивировочной части указание на нарушение лицом п. 9.2 ПДД РФ, поскольку из материалов дела усматривается, что на улице, по которой заявитель осуществлял движение, имеется три полосы для движения, а потому в данном случае п. 9.2 ПДД РФ неприменим и подлежит исключению, как излишне вмененный.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 июня 2010 г. по делу N 4а-1683/10

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Д. на постановление мирового судьи судебного участка N 246 Даниловского района г. Москвы от 19 марта 2010 года и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года по делу об административном правонарушении,

установил:

Постановлением мирового судьи судебного участка N 246 Даниловского района г. Москвы от 19 марта 2010 года Д. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением
судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Д. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Д. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что в протоколе об административном правонарушении ему вменяется нарушение п. 9.2 ПДД РФ, тогда как данная норма содержит запрет выезда на полосу встречного движения на дороге имеющей четыре полосы и более, а на ул. Мытная, по которой он следовал, три полосы для движения; дорожный знак 5.11 “Дорога для маршрутных транспортных средств“ Приложения N 1 к ПДД РФ установлен с нарушением требований ГОСТ, дорожная разметка затерта, что лишало его возможности правильно оценить организацию дорожного движения на ул. Мытная и свидетельствует об отсутствии в его действиях вины; сотрудник ГИБДД, оформлявший протокол об административном правонарушении, не являлся очевидцем обстоятельств вменяемого ему (Д.) нарушения ПДД РФ; из составленной сотрудником ГИБДД схемы не следует, что он (Д.) выехал в сторону встречного движения через двойную сплошную линию разметки; свидетелей инкриминируемого ему деяния не установлено, объяснений второго участника ДТП, произошедшего с его (Д.) участием, в материалах дела не имеется, судом указанное лицо допрошено не было; дело рассмотрено в его отсутствие при том, что он не был надлежащим образом извещен о месте и времени его рассмотрения; судьей районного суда не было оглашено решение, вынесенное по результатам рассмотрения жалобы на постановление мирового судьи.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 246 Даниловского района г. Москвы от 19 марта
2010 года законным и обоснованным, а решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года подлежащим изменению.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 20 января 2010 года в 20 часов 40 минут Д., управляя автомашиной “Мицубиси Лансер“ государственный регистрационный знак <...>, следуя в районе дома 48 по ул. Мытная в г. Москве в направлении центра, выехал на полосу встречного движения через двойную сплошную линию дорожной разметки, предусмотренную п. 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ, и проехал по ней более 10 метров, после чего при повороте на ул. П. Андреева произошло столкновение с двигающейся справа в том же направлении автомашиной “Тойота“ государственный регистрационный знак <...>, совершив тем административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Д. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД и схемой места нарушения ПДД, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Д. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

Довод Д. о том, что в протоколе об административном правонарушении ему вменяется нарушение п. 9.2 ПДД РФ, тогда как данная норма содержит запрет выезда на полосу встречного движения на дороге имеющей четыре полосы и более, а на ул. Мытная, по которой он следовал, три полосы для движения, не может повлечь удовлетворение жалобы. Наряду с нарушением п. 9.2 ПДД РФ, в протоколе об административном правонарушении
указано о нарушении Д. требования дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ, которую пересекать запрещено и нарушение которой образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Кроме того, обстоятельства административного правонарушения в соответствии с положениями, предусмотренными ст. 26.1 КоАП РФ, устанавливаются судьей при рассмотрении дела. На основании всесторонне, полно, объективно исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств и с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, мировым судьей было установлено, что выезд на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, совершен Д. в нарушение требования дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ, которая и указана в постановлении мирового судьи в качестве квалифицирующего признака.

Довод Д. о том, что дорожный знак 5.11 “Дорога для маршрутных транспортных средств“ Приложения N 1 к ПДД РФ, указывающий на наличие встречной полосы движения, установлен с нарушением требований ГОСТ, дорожная разметка затерта, что лишало его возможности правильно оценить организацию дорожного движения на ул. Мытная и свидетельствует об отсутствии в его действиях вины, нельзя признать обоснованным. Каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать об обоснованности утверждения Д. о несоответствии упомянутого дорожного знака и разметки требованиям ГОСТ, в материалах дела не имеется и заявителем в надзорной жалобе не приведено. Из материалов дела и представленных Д. фотографий, напротив, усматривается, что названный выше дорожный знак, равно как и дорожная разметка, доступны для обозрения участников дорожного движения. Ссылка заявителя на то, что он был лишен возможности оценить организацию дорожного движения, не может быть принята во внимание, так как, будучи участником дорожного движения, Д.
обязан был знать и соблюдать относящиеся к нему требования Правил, в частности, дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ, а также максимально внимательно относиться к организации дорожного движения и дорожной обстановке. Наличие в действиях Д. вины подтверждается перечисленными выше доказательствами, которые исследованы судебными инстанциями и оценены по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

Довод Д. о том, что сотрудник ГИБДД, оформлявший протокол об административном правонарушении, не видел указанного в протоколе выезда на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, не влечет отмену состоявшихся по делу судебных решений, поскольку нормы КоАП РФ не содержат запрет на составление протокола об административном правонарушении должностным лицом, не являвшимся очевидцем обстоятельств правонарушения.

С доводом Д. о том, что из составленной сотрудником ГИБДД схемы не следует, что он (Д.) выехал на сторону встречного движения через двойную сплошную линию разметки, согласиться нельзя. Содержание схемы места нарушения ПДД в достаточной степени отражает обстоятельства инкриминируемого Д. нарушения ПДД РФ, в частности, его движение по стороне проезжей части дороги, предназначенной для встречного движения, слева от дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ, что объективно свидетельствует о нарушении им данной нормы ПДД РФ.

В надзорной жалобе Д. заявляет, что свидетелей инкриминируемого ему деяния не установлено, объяснений второго участника ДТП, произошедшего с его участием, в материалах дела не имеется, судом указанное лицо допрошено не было. Данный довод не оказывает влияния на правильность вывода судебных инстанций о виновности Д. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, поскольку по делу имеется достаточно доказательств, подтверждающих факт нарушения Д. требований
ПДД РФ, повлекшего выезд на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения. В ходе производства по делу Д. не заявлял ходатайств о допросе второго участника ДТП либо иных лиц.

Довод Д. о том, что дело рассмотрено в его отсутствие при том, что он не был надлежащим образом извещен о месте и времени его рассмотрения, является несостоятельным.

В обоснование данного довода Д. ссылается на то, что в момент составления протокола об административном правонарушении сотрудник ГИБДД известил его о рассмотрении дела в судебном участке N 264 г. Москвы, тогда как, явившись в назначенный день по указанному в извещении адресу, ему стало известно, что такого участка там не находится. Впоследствии в извещении и протоколе об административном правонарушении в части указания сведений о месте и времени рассмотрения дела были внесены изменения, о которых он не был извещен.

Между тем, данное утверждение нельзя принять во внимание, так как из материалов дела усматривается, что Д. был извещен сотрудником ГИБДД о рассмотрении дела 04 февраля 2010 года. Однако в указанный день дело рассмотрено не было, судебное разбирательство неоднократно откладывалось мировым судьей, о месте и времени рассмотрения дела Д. извещался путем направления в его адрес соответствующих уведомлений по почте (повесток л.д. 12, 46 - 47 и телеграммы л.д. 16). Вместе с тем, на почтовое отделение связи для получения судебной корреспонденции Д. по извещениям не приходил.

Таким образом, допущенная сотрудником ГИБДД ошибка при осуществлении извещения Д. о месте и времени рассмотрения дела и последующее внесение в протокол об административном правонарушении и извещение исправлений в сведениях о месте рассмотрения дела не повлекло нарушение
прав Д., мировым судьей были приняты все возможные и исчерпывающие меры к реализации его права на непосредственное участие в рассмотрении дела. Мировой судья обоснованно и в соответствии с требованиями, предусмотренными ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ, пришел к выводу о возможности рассмотрения дела в отношении Д. в его отсутствие, поскольку он, будучи надлежащим образом извещенным о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, о причинах своей неявки суду не сообщил, ходатайство об отложении рассмотрения дела не представил.

Кроме того, учитывая, что при рассмотрении судьей районного суда жалобы на постановление мирового судьи Д. совместно со своим защитником А. участие принимал, право Д. на защиту нарушено не было.

Довод Д. о том, что судьей районного суда не было оглашено решение, вынесенное по результатам рассмотрения его жалобы на постановление мирового судьи, нельзя признать состоятельным, поскольку согласно результатам проведенной по данному факту служебной проверки решение, вынесенное по итогам рассмотрения жалобы Д. на постановление мирового судьи, было оглашено в зале судебного заседания 11 мая 2010 года, по окончании судебного заседания копия решения была вручена Д.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Вместе с тем, из решения судьи районного суда усматривается, что, описывая событие административного правонарушения, помимо нарушения требования дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ, судья районного суда указал на нарушение Д. п. 9.2 ПДД РФ.

Пункт 9.2 ПДД РФ содержит запрет выезда на
полосу встречного движения на дороге, имеющей четыре полосы и более.

Между тем, из материалов дела усматривается, что на ул. Мытная, по которой Д. осуществлял движение, имеется три полосы для движения, а потому в данном случае п. 9.2 ПДД РФ неприменим и подлежит исключению, как излишне вмененный.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы в порядке надзора выносится решение об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста, если при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года в отношении Д. надлежит изменить, исключив из описательно-мотивировочной части указание на нарушение Д. п. 9.2 ПДД РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

постановил:

Решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Д. изменить, исключив из описательно-мотивировочной части указание на нарушение Д. п. 9.2 ПДД РФ.

В остальной части решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года и постановление мирового судьи судебного участка N 246 Даниловского района г. Москвы от 19 марта 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Д. оставить без изменения, а жалобу Д. без удовлетворения.

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ