Решения и определения судов

Кассационное определение Омского областного суда от 30.06.2010 Исходя из смысла положений Федерального закона “Об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений“ инвесторы вправе привлекать соинвесторов, в том числе физических лиц, в целях совместного осуществления капитальных вложений, при этом соинвесторы одновременно могут быть пользователями объектов капитальных вложений, поэтому граждане, которые вкладывают свои средства в строительство дома, могут являться и будущими пользователями объекта строительства.

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 июня 2010 года

Судебная коллегия по гражданским делам

Омского областного суда в составе:

председательствующего: Холодовой М.П.,

судей Омского областного суда: Крицкой О.В., Майера В.Е.,

при секретаре: Сафронове М.М.

рассмотрела в судебном заседании 30 июня 2010 г. дело по кассационной жалобе директора ООО “П“ З. на решение Первомайского районного суда г. Омска от 17 мая 2010 года, которым постановлено:

“Иск К. к Обществу с ограниченной ответственностью “П“ удовлетворить.

Признать за К. право собственности на незавершенный строительством объект - однокомнатную квартиру <...>, общей площадью без учета летних помещений - 37,6 кв.м, расположенную на 3 этаже незавершенного строительством многоквартирного жилого дома по адресу: город Омск, <...>, в
соответствии с условиями инвестиционного договора N <...> заключенного 03.07.2006 между ООО “П“ и ООО “З“ и договора N <...> от 07.07.2006 уступки ООО “З“ К. права требования указанной квартиры, соответствующей 3760/841210 доле в праве общей долевой собственности на незавершенный строительством объект - многоквартирный жилой дом по указанному адресу.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью “П“ в пользу К. расходы по уплате государственной пошлины в сумме 200 (двести) рублей 00 копеек.“.

Заслушав доклад судьи Крицкой О.В., судебная коллегия

установила:

К. обратилась в суд с иском к ООО “П“ о признании права собственности на жилое помещение.

В обоснование указала, что 07.07.2006 г. между ней и ООО “З“ был заключен договор N <...> уступки права требования, по условиям которого ей было уступлено право требования на однокомнатную квартиру <...> в жилом доме, расположенном по адресу: Россия, г. Омск, <...>, у ООО “П“.

Право требования на указанную квартиру возникло у ООО “З“ на основании инвестиционного договора N <...> от 03.07.2006 г., заключенного с ООО “П“.

Согласно п. 1.3 договора стоимость уступленного права требования составляет 850 000 рублей.

28.11.2006 г. она внесла в кассу ООО “З“ оплату за квартиру <...> в размере 850 000 рублей.

Согласно п. 3.3 инвестиционного договора ответчик обязан был передать ей вышеуказанную квартиру в срок до 01.07.2008 г., но до настоящего времени не исполнил данные обязательства.

Квартира как объект недвижимости существует, однако ответчиком дом в эксплуатацию не сдается, что является препятствием для государственной регистрации права собственности на нее.

Просит признать за ней право собственности на долю в праве общей долевой собственности на завершенный строительством объект недвижимого имущества <...> в размере 3858/757700 доли от
объекта незавершенного строительства, что эквивалентно однокомнатной квартире <...> в строящемся жилом доме.

В судебном заседании истица К. требования поддержала.

Представитель ООО “П“ (далее - ООО “П“) Г. требования не признал, пояснив, что договор уступки права требования является ничтожной сделкой, так как фактически он был заключен позднее.

Полагает, что этот договор был заключен в день уплаты истицей денег в кассу ООО “З“, то есть 28.11.2006 г.

В то же время, учитывая надлежащее исполнение истицей обязательств по договору уступки права требования, предлагает К. заключить договор долевого участия в строительстве по адресу: <...> в отношении спорной квартиры, с приемом в счет оплаты - уступки права требования к ООО “З“, возникшего на основании факта внесения денежных средств в кассу данного третьего лица.

Представители третьих лиц ООО “З“ К. и Департамента строительства Администрации г. Омска С. полагали требования истцы подлежащими удовлетворению.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В кассационной жалобе директор ООО “П“ З. просит отменить решение суда, повторяя доводы о том, что фактически договор уступки прав требования от 07.07.2006 г. был заключен истцом и ООО “З“ позже указанной даты и является ничтожной сделкой, ввиду чего требования истца удовлетворению не подлежат. Полагает, что истцом выбран неверный способ защиты права.

Изучив материалы дела, заслушав К., пояснения представителя ООО “З“ Т. и представителя Департамента строительства Администрации г. Омска С., согласившихся с решением суда, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

В соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

В силу ст. 12 ГК РФ, одним
из способов защиты права является признание права.

Статья 309 ГК РФ устанавливает, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями договора и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу положений ст. 252 ГК РФ участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

Согласно п. 1 ст. 218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона или иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Объекты незавершенного строительства относятся к недвижимому имуществу и являются объектами гражданских прав (п. 1 ст. 130 ГК РФ.)

Согласно ст. 6 Федерального закона от 25.02.1999 г. N 39-ФЗ “Об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений“ (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений), инвесторы имеют право на объединение собственных и привлеченных средств со средствами других инвесторов в целях совместного осуществления капитальных вложений на основании договора и в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, инвестор вправе привлекать соинвесторов, в том числе физических лиц, то есть эти лица считаются субъектами инвестиционной деятельности.

В силу п. 5 ст. 4 вышеуказанного закона инвесторы одновременно могут быть пользователями объектов капитальных вложений. Поэтому граждане, которые вкладывают свои средства в строительство дома, становятся, как правило, не только участниками инвестиционной деятельности (соинвесторами), но и будущими пользователями объекта.

Как следует из материалов дела, 03.07.2006 г. между застройщиком ООО “П“ и инвестором ООО “З“ был заключен инвестиционный договор N <...>, в соответствии с условиями которого инвестор обязался передать застройщику инвестиции в целях реализации
инвестиционного проекта - строительство многоэтажного жилого дома по адресу: г. Омск, <...> (адрес строительный), а застройщик, в свою очередь, обязался по окончании строительства передать инвестору квартиры, в которых выполнен объем работ, указанный в п. 3.6 договора (включая настил линолеума, монтаж внутренних коммуникаций, разводку инженерных коммуникаций, установку межкомнатных дверей и др.), в том числе, расположенную в указанном жилом доме квартиру <...> в срок до 01.07.2008 г.

12.07.2006 г. ООО “З“ уступило свои права по договору в части требования квартиры <...> в указанном выше доме истцу К., заключив с ней договор N <...> и получив от нее 850 000 рублей.

ООО “П“, получив разрешение на строительство (л.д. 16), начав строительство жилого дома на арендованном у <...> земельном участке (договор аренды от 28.11.2008, л.д. 54 - 56), завершило работы на 90%.

Распоряжением Департамента строительства Администрации г. Омска от 26.12.2007 г. указанный выше жилой дом введен в эксплуатацию без чистовой отделки и испытания внутренних систем жизнеобеспечения (л.д. 57).

Исходя из изложенных выше норм закона и обстоятельств дела, суд первой инстанции правомерно признал за К. право собственности на долю в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства.

При определении доли, на которую за истцом должно быть признано право собственности, суд верно исходил из соотношения площадей квартиры, приобретаемой истицей, и площади жилого дома.

Доводы кассационной жалобы о том, что фактически договор уступки прав требования от 07.07.2006 г. был заключен истцом и ООО “З“ позже указанной даты, а также о том, что расчета между ООО “З“ и ООО “П“ не производились в полном объеме, являлись предметом исследования в суде первой инстанции, при
этом им всем была дана, по правилам ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, аргументированная правовая оценка, не согласиться с которой судебная коллегия оснований не усматривает.

Ссылка на то, что в рамках рассмотрения иного гражданского дела (<...>, Первомайский районный суд г. Омска) представитель ООО “З“ подтвердила, что договоры с гражданами заключались задними числами, подлежат отклонению, поскольку на правильность вынесенного судом решения они не влияют.

В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как следует из материалов дела К. в рассмотрении гражданского дела N <...> участия не принимала.

Иных доводов кассационная жалоба не содержит.

Таким образом, нарушений норм материального и процессуального права, которые могут повлечь за собой отмену постановленного решения, судом первой инстанции допущено не было.

Руководствуясь ст. ст. 361 - 366 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Первомайского районного суда г. Омска от 17 мая 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу директора ООО “П“ З. - без удовлетворения.

Председательствующий

М.П.Холодова

Судьи областного суда

О.В.Крицкая

В.Е.Майер