Решения и определения судов

Постановление Московского городского суда от 25.06.2010 по делу N 4а-1523/10 Лицо правомерно признано виновным в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ за невыполнение водителем обязанностей, предусмотренных ПДД, в связи с ДТП, участником которого он является, поскольку факт совершения административного правонарушения и виновность лица подтверждены протоколом об административном правонарушении; схемой места ДТП; рапортами инспекторов ДПС; показаниями свидетелей, данными ими при рассмотрении дела.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 июня 2010 г. по делу N 4а-1523/10

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу адвоката З. в защиту Т. на постановление мирового судьи судебного участка N 243 района Нагатинский затон г. Москвы от 28 сентября 2009 года и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 28 октября 2009 года по делу об административном правонарушении,

установил:

Постановлением мирового судьи судебного участка N 243 района Нагатинский затон г. Москвы от 28 сентября 2009 года Т. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере
1000 (одной тысячи) рублей в доход государства.

Решением судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 28 октября 2009 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Т. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе защитник просит об отмене приведенных выше судебных актов, ссылаясь на то, что никакого правонарушения Т. не совершал; мировым судьей в постановлении не указан пункт ПДД РФ, который Т. нарушил; Т. действовал в состоянии крайней необходимости, так как речь шла о жизни и здоровье Л.; показания сотрудников ДПС, допрошенных в качестве свидетелей, не могли быть приняты мировым судьей в качестве доказательств, поскольку они вменяли Т. совершение другого правонарушения; свидетель М. для дачи показаний судебными инстанциями вызван не был; мировой судья незаконно переквалифицировал действия Т. с ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ на ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы жалобы, нахожу обжалуемые судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что Т. 24 июля 2009 года около 23 часов 00 минут, управляя автомашиной “СЕАТ“ государственный регистрационный знак <...>, следуя по ст. Вельяминова Ступинского района в Московской области, совершил наезд на стоящий автомобиль и пешехода Л., после чего, нарушив п. 2.5 ПДД РФ, сам остался на месте ДТП, а автомобиль передал М.Е. и поручил отогнать его с места ДТП, что и было сделано последним, тем самым Т. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ.

Поскольку факт совершения административного правонарушения и виновность Т. подтверждены протоколом об административном правонарушении; схемой места ДТП; рапортами инспекторов ДПС; объяснением М.; показаниями свидетелей Я., Г.
(инспекторов ДПС), данными ими при рассмотрении дела, вывод мирового судьи о наличии в действиях Т. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ, является правильным. Допустимость и достоверность перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Довод защитника о том, что никакого правонарушения Т. не совершал, несостоятелен и объективно опровергается совокупностью приведенных выше доказательств.

Довод защитника о том, что мировым судьей в постановлении не указан пункт ПДД РФ, который Т. нарушил, не соответствует действительности, так как при описании события совершенного Т. правонарушения мировым судьей указано на нарушение последним п. 2.7 ПДД РФ, что является технической ошибкой. В результате описанных выше действий Т. были нарушены требования п. 2.5 ПДД РФ.

Довод адвоката о том, что Т. действовал в состоянии крайней необходимости, так как речь шла о жизни и здоровье Л., не влечет отмену обжалуемых судебных актов, поскольку Т. имел возможность вызвать наряд скорой медицинской помощи или отправить пострадавшего в больницу, не передавая управление своим транспортным средством иному лицу.

Довод защитника о том, что показания сотрудников ДПС, допрошенных в качестве свидетелей, не могли быть приняты мировым судьей в качестве доказательств, поскольку они вменяли Т. совершение другого правонарушения, не может быть принят во внимание, поскольку показания инспекторов ДПС мировым судьей были оценены объективно в совокупности с иными доказательствами. Объективных сведений о заинтересованности сотрудников ДПС в исходе дела в надзорной жалобе не содержится. Обнаружение признаков административного правонарушения, составление протоколов, совершение иных процессуальных действий должностными лицами при производстве по делу об административном правонарушении, само по себе, к выводу об их заинтересованности в исходе дела не приводит.

Ссылка заявителя на то, что
свидетель М. для дачи показаний судебными инстанциями вызван не был, несостоятелен, в вызове указанного свидетеля не было необходимости, материалах дела имеется достаточно доказательств для рассмотрения дела и жалобы на постановление мирового судьи, среди которых объяснение М.

Довод защитника о том, что мировой судья незаконно переквалифицировал действия Т. с ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ на ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ, не влечет удовлетворения жалобы, поскольку данное обстоятельство положение Т. не ухудшило.

При рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи судья районного суда в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ проверил дело в полном объеме, доводам Т. дана мотивированная оценка.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о совершении Т. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ.

При производстве по делу об административном правонарушении принцип презумпции невиновности нарушен не был. Бремя доказывания распределено правильно.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены.

Мировым судьей административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами Т. назначено с учетом характера совершенного административного правонарушения, личности виновного, в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ, в пределах санкции ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

постановил:

Постановление мирового судьи судебного участка N 243 района Нагатинский затон г. Москвы от 28 сентября 2009 года и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 28 октября 2009 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ,
в отношении Т. оставить без изменения, а жалобу З. в защиту Т. - без удовлетворения.