Решения и определения судов

Постановление Московского городского суда от 25.06.2010 по делу N 4а-1295/10 Судебные акты по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, оставлены без изменения, так как факт совершения административного правонарушения и виновность заявителя подтверждены совокупностью доказательств, наказание назначено в соответствии с законом.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 июня 2010 г. по делу N 4а-1295/10

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу И. на постановление мирового судьи судебного участка N 402 района Южное Бутово г. Москвы от 22 декабря 2009 года и решение судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 08 февраля 2010 года по делу об административном правонарушении,

установил:

Постановлением мирового судьи судебного участка N 402 района Южное Бутово г. Москвы от 22 декабря 2009 года И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на
4 месяца.

Решением судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 08 февраля 2010 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба И. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе И. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что был нарушен порядок привлечения к административной ответственности, поскольку мировым судьей неправомерно отказано в удовлетворении его ходатайства о передаче дела на рассмотрение по месту жительства; в нарушение ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении не указано, требование какого дорожного знака или дорожной разметки им было нарушено при выезде на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, а инкриминируемое ему нарушение п. 8.6 ПДД РФ необоснованно, так как поворота он не совершал, а осуществлял движение прямо; ходатайство о вызове и допросе сотрудника ГИБДД он отозвал по просьбе судьи районного суда; поступившая из ГБУ КРиБ ЮЗАО г. Москвы схема нанесения дорожной разметки содержит сведения о дорожной разметке, не соответствующие действительности, дорожная разметка противоречит требованиям ГОСТ; представленная сотрудником ГИБДД видеозапись не может служить доказательством по делу; мировым судьей немотивированно отказано в удовлетворении его ходатайства о вынесении представления о пересмотре организации дорожного движения на пересечении ул. Поляны и аллеи Витте.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 402 района Южное Бутово г. Москвы от 22 декабря 2009 года и решение судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 08 февраля 2010 года законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 14 ноября 2009 года в 18 часов
00 минут И., управляя транспортным средством “Шевроле Клан“ государственный регистрационный знак <...>, двигался в г. Москве по аллее Витте от ул. Поляны в сторону ул. Адмирала Лазарева, в районе дома N 2 по аллее Витте при выезде с пересечения проезжих частей ул. Поляны с аллеей Витте в нарушение п. 8.6 ПДД РФ совершил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения И. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД А., составленной им схемой места нарушения ПДД и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства при рассмотрении дела мировым судьей; схемой нанесения дорожной разметки, представленной ГБУ КРиБ ЮЗАО г. Москвы; схемой дислокации дорожных знаков, представленной ЦОДД Правительства Москвы, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях И. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

Довод И. о нарушении порядка привлечения к административной ответственности, поскольку мировым судьей неправомерно отказано в удовлетворении его ходатайства о передаче дела на рассмотрение по месту жительства, является несостоятельным. По смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ мировым судьей выполнены, свои выводы об отказе в удовлетворении ходатайства мировой судья мотивировал в определении от 23 ноября 2009 года, обстоятельств, которые
могли бы поставить под сомнение данные выводы, не имеется.

В надзорной жалобе И. утверждает, что в нарушение ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении не указано, требование какого дорожного знака или дорожной разметки им было нарушено при выезде на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, а инкриминируемое ему нарушение п. 8.6 ПДД РФ необоснованно, так как поворота он не совершал, а осуществлял движение прямо. Данный довод не может повлечь удовлетворение жалобы.

В соответствии с п. 1.4 ПДД РФ на дорогах установлено правостороннее движение.

Согласно п. 9.1 ПДД РФ количество полос движения для безрельсовых транспортных средств определяется разметкой и (или) знаками 5.15.1, 5.15.2, 5.15.7, 5.15.8, а если их нет, то самими водителями с учетом ширины проезжей части, габаритов транспортных средств и необходимых интервалов между ними. При этом стороной, предназначенной для встречного движения, считается половина ширины проезжей части, расположенная слева, не считая местных уширений проезжей части (переходно-скоростные полосы, дополнительные полосы на подъем, заездные карманы мест остановок маршрутных транспортных средств).

Из материалов дела усматривается, что двустороннее дорожное движение на аллее Витте организовано таким образом, что после ее пересечения с ул. Поляны транспортное средство не должно оказаться на встречной полосе движения. Об этом свидетельствуют как требования вышеприведенных норм ПДД РФ, так и технические средства, с помощью которых организовано дорожное движение на аллее Витте. К таковым относятся нанесенная на аллее Витте после пересечения с ул. Поляны дорожная разметка 1.11 Приложения N 2 к ПДД РФ, пересечение которой (в направлении ул. Адмирала Лазарева) разрешено только при движении по правой стороне проезжей части со стороны
прерывистой линии; дорожная разметка 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, разделяющая транспортные потоки противоположных направлений; направляющий островок, обозначенный линией горизонтальной дорожной разметки 1.16.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, в месте разделения транспортных потоков. Наличие перечисленных технических средств организации дорожного движения в совокупности с положениями п. п. 1.4, 9.1 ПДД РФ, а также отсутствием после пересечения проезжих частей дорожного знака 5.5 “Дорога с односторонним движением“ Приложения N 1 к ПДД РФ делало для И. очевидным, что после пересечения аллеи Витте с ул. Поляны он выезжает на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, в нарушение ПДД РФ. При следовании по означенному участку дороги И. должен был руководствоваться требованиями дорожной разметки 1.11 Приложения N 2 к ПДД РФ, запрещающей ее пересечение со стороны сплошной линии, дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ и. п. п. 1.4, 9.1 ПДД РФ, обязывающими его как участника дорожного движения осуществлять движение по правой стороне проезжей части без выезда на сторону встречного движения. Между тем, при выезде с пересечения проезжих частей ул. Поляны и аллеи Витте в нарушение вышеуказанных требований И. проследовал по стороне проезжей части аллеи Витте, предназначенной для встречного движения. Изложенные обстоятельства нарушения подтверждаются перечисленными выше доказательствами, а также выезд на сторону встречного движения не оспаривался И. в ходе производства по делу.

Таким образом, вышеприведенный довод И. является несостоятельным, поскольку в протоколе об административном правонарушении ему вменялось нарушение ПДД РФ, и изложенное свидетельствует о том, что он их нарушил. Протокол об административном правонарушении составлен с соблюдением требований ст. 28.2 КоАП РФ
уполномоченным на то должностным лицом, действия И. описаны в нем с учетом ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, это описание позволяет установить событие правонарушения и квалифицировать его действия по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

В надзорной жалобе И. указывает, что согласно поступившей из Государственного Бюджетного учреждения капитального ремонта и благоустройства ЮЗАО г. Москвы схеме на рассматриваемом участке дороги должна быть нанесена дорожная разметка 1.16.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, которая в действительности отсутствует, а дорожная разметка 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, напротив, не предусмотрена. Данный довод не может повлечь удовлетворение жалобы, как не оказывающий влияния на вывод судебных инстанций о виновности И. в совершении инкриминируемого ему деяния и правильность квалификации его действий по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Кроме того, вышеприведенный довод не может быть принят во внимание, поскольку, независимо от того или иного вида дорожной разметки, организация дорожного движения на аллее Витте оставалась прежней и делала для И. очевидным запрет выезда на сторону встречного движения.

По утверждению И., в обжалуемых судебных актах отсутствуют ссылки на представленную ГБУ КРиБ ЮЗАО г. Москвы схему. Однако данное обстоятельство не означает, что в ходе судебного разбирательства указанное доказательство не являлось предметом проверки. Материалы дела свидетельствуют о том, что все вышеприведенные доказательства исследовались судебными инстанциями, им дана надлежащая и мотивированная оценка по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

Ссылка И. на то, что нанесенная после пересечения проезжих частей дорожная разметка 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ не соответствует ГОСТ, необоснованна. Из письма ГУ ЦОДД Правительства Москвы, приложенного И. к надзорной жалобе,
следует, что по результатам проверки подготовлены и направлены на утверждение в УГИБДД ГУВД по г. Москве предложения по изменению схемы дорожной разметки и замене дорожного знака, что вовсе не свидетельствует о несоответствии разметки и организации дорожного движения на рассматриваемом участке дороги требованиям ГОСТ.

Довод И. о том, что ходатайство о вызове и допросе сотрудника ГИБДД он отозвал по просьбе судьи районного суда, нельзя принять во внимание, так как каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о его обоснованности, в материалах дела не имеется и заявителем в надзорной жалобе не приведено.

С доводом И. о том, что представленная сотрудником ГИБДД видеозапись не может служить доказательством по делу, так как из нее не усматривается номер его автомобиля, не видно линий разметки, в протоколе об административном правонарушении отсутствуют сведения о наличии видеозаписи, согласиться нельзя. То обстоятельство, что на видеозаписи не видно номер транспортного средства, осуществляющего движение в нарушение ПДД, и линий разметки, было проверено в ходе судебного разбирательства, когда И. подтвердил, что на видеозаписи зафиксировано движение его транспортного средства по стороне проезжей части дороги, предназначенной для встречного движения. Это усматривается, в том числе, из представленной им при подаче жалобы в районный суд расшифровки аудиозаписи судебного заседания. Неуказание в протоколе об административном правонарушении о приложении к нему видеозаписи также не может служить основанием для признания видеозаписи недопустимым доказательством по делу, поскольку наличие в названном протоколе графы приложений не означает, что в ней должны быть указаны все документы, имеющиеся в материалах дела об административном правонарушении, при направлении его для рассмотрения мировому судье.

Довод И. о том, что мировым
судьей немотивированно отказано в удовлетворении его ходатайства о вынесении представления о пересмотре организации дорожного движения на пересечении ул. Поляны и аллеи Витте, несостоятелен, поскольку ставить под сомнение вывод мирового судьи об отказе в удовлетворении указанного ходатайства, рассмотренного с соблюдением требований, предусмотренных ст. 24.4 КоАП РФ, оснований не имеется.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о совершении И. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес обоснованное и законное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных решений.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

постановил:

Постановление мирового судьи судебного участка N 402 района Южное Бутово г. Москвы от 22 декабря 2009 года и решение судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 08 февраля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении И. оставить без изменения, надзорную жалобу И. - без удовлетворения.

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ