Решения и определения судов

Определение Московского городского суда от 24.06.2010 по делу N 33-18910 В удовлетворении исковых требований о перерасчете пенсии и взыскании компенсации морального вреда отказано правомерно, поскольку ответчик не нарушил право истца на пенсионное обеспечение, пенсия исчислена в строгом соответствии с пенсионным законодательством.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 июня 2010 г. по делу N 33-18910

Судья Пашкевич А.М.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Ломакиной Л.А.

судей Донковцевой Э.С. и Казакова М.Ю.

при секретаре И.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Казакова М.Ю. дело по кассационной жалобе С. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 09 февраля 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований С. к Пенсионному фонду РФ, Государственной учреждению - Управлению Пенсионного фонда РФ в г. Новый Уренгой о перерасчете пенсии, взыскании компенсации морального вреда отказать,

установила:

С. обратилась в суд с иском к ответчику Пенсионному Фонду РФ о перерасчете пенсии, взыскании компенсации
морального вреда, ссылаясь на следующие обстоятельства.

С 01 сентября 1994 года по 01 июня 1999 года С. находилась на пенсионном обслуживании в г. Ноябрьске ЯНАО. С 01 августа 1998 года по 12 февраля 1999 года из-за отсутствия регистрации в городе в полном объеме была прекращена выплата государственного пособия. В период с 01 августа 1998 года по 12 февраля 1999 года государственная пенсия была уменьшена на 20%. С 12 февраля 1999 года по 01 июня 1999 года по тем же причинам пенсия в г. Ноябрьске не выплачивается. 06 апреля 2000 года Ноябрьский городской суд постановил решение на основании справки о среднемесячном заработке, которая, по мнению истицы, не соответствует действительности. В справке N **** от 01 сентября 1994 года указан районный коэффициент 1,5. Справками от работодателя за период с 01 февраля 1981 года по 03 апреля 1995 года ЗАО “Холмогортрубопроводстрой“ N **** от 21.05.2001 года районный коэффициент к заработной плате составил 1,7. С учетом районного коэффициента в 1994 году была назначена государственная пенсия, которая должна быть сохранена при выезде с Севера по ФЗ “О государственных пенсиях в РФ“ N 2294 от 06 февраля 1992 года в г. Камышине - на новом месте жительства. До 1980 года истица проживала в г. Волгодонск и г. Туле. Истица считает, что Пенсионный Фонд РФ и ГУ ПФР г. Ноябрьск и г. Камышин не выполнили требование ФЗ N 113 от 21 июля 1997 года: не произвели перерасчет государственной пенсии от трудового стажа и среднемесячного заработка. 07 декабря 1999 года Волгоградское управление социальной защиты установило трудовой стаж истицы -
40 лет 10 месяцев 7 дней, из них в районе Крайнего Сервера - 14 лет 7 месяцев 17 дней. При этом право истицы на пенсии от трудового стажа и среднемесячного заработка не были восстановлены. Истица полагает, что с января 2002 года Пенсионный фонд РФ и ГУ ПФР по г. Камышин дискредитировали трудовой стаж, не произвели переоценку пенсионного капитала от среднемесячного заработка и трудового стажа, незаконно отменили дополнительные льготы, предоставленные с 01 октября 1994 года. Распоряжением N **** ГУ ПФР г. Новый Уренгой истице было отказано в предоставлении дополнительных льгот, размер основной пенсии не был увеличен на величину районного коэффициента - 1,7. Распоряжением N **** подтверждено, что платежи были перечислены в Сбербанк только 16 июня 2004 г. При этом сумма пенсии на 01 февраля 2004 года определена 2186 руб. 66 коп. В г. Камышине была перечислена пенсия в размере 1887 руб. 65 коп. за январь 2004 года. При этом она не была выплачена. ГУ ПФР г. Новый Уренгой назначил такую же пенсию, письмом N **** от 25.03.2008 г. пенсия указана в 1887 руб. 65 коп. В ноябре 2004 года после обращения в Госдуму ответчик признал задолженность - 1055 руб. Непогашенная задолженность на сегодня - 1055 руб. Письмом ГУ ПФР N **** от 31 января 2007 года была установлена задолженность в размере 7956 руб. 40 коп. Пенсионный фонд РФ письмом N **** от 08 августа 2008 года указал, что задержанная пенсия за период с 01.06.2007 года по 01.07.2008 года составила 45439 руб. С 01 августа 2008 года Пенсионный фонд РФ установил пенсию
по п. 30.2 ФЗ N 173 от 17.12.2001 года. При этом грубо нарушил нормы ФЗ “О трудовых пенсиях в РФ“ ст. 30.9, согласно которым пенсия истице положена от заработка и трудового стажа или от суммы страховых взносов по ст. 8 Закона РФ “О государственных пенсиях в РФ“. Задолженность на сегодня составила: за октябрь 2008 года не погашена в сумме 5365 руб. 50 коп., а всего 14376 руб. 90 коп. 12 мая 2008 года в адрес ГУ ПФР г. Новый Уренгой и позднее в адрес Пенсионного фонда РФ направлено заказное письмо с просьбой перечислить пенсию по месту жительства, однако требование до настоящего времени не выполнено.

Определением суда от 14 октября 2009 года к участию в деле в качестве соответчика привлечено Государственное учреждение Пенсионного фонда РФ по г. Новый Уренгой, а также привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Государственное учреждение Пенсионного фонда РФ по г. Ноябрьск ЯНАО (л.д. 149 - 150).

В ходе судебного разбирательства истица уточнила исковые требования, просила обязать ответчиков восстановить нарушенное право на пенсионное обеспечение от заработка и трудового стажа, признать за ней право на получение страховой части пенсии с 02 января 2002 года от суммы расчетного пенсионного капитала, возместить расходы на проезд в размере 7538 руб., расходы по оплате услуг представителя - 30000 руб., взыскать в счет компенсации морального вреда - 500000 руб. (л.д. 221 - 222).

В судебном заседании истица С. поддержала исковые требования в полном объеме.

Представитель истицы Н. поддержал исковые требования С.

Представители ответчика Пенсионного Фонда РФ по доверенности К.Е.,
К.И. исковые требования не признали, поддержали письменный отзыв на иск (л.д. 65 - 66).

Представитель ответчика Управления Пенсионного фонда РФ по г. Новый Уренгой в судебное заседание не явился, о дне и времени слушания дела извещен, возражений на иск не представил.

Представитель третьего лица Государственного учреждения Пенсионного фонда РФ по г. Камышин и Камышинскому району Волгоградской области в судебное заседание не явился, о дне и времени слушания дела извещен, представил письменный отзыв на иск, просил рассмотреть дело в его отсутствие (л.д. 204 - 206).

Представитель третьего лица Государственного учреждения Пенсионного фонда РФ по г. Ноябрьск ЯНАО в судебное заседание не явился, о дне и времени слушания дела извещен, представил письменный отзыв на иск (л.д. 209).

Суд постановил указанное решение, об отмене которого просит заявитель по доводам кассационной жалобы.

В настоящее судебное заседания истица явилась, доводы жалобы поддержала, просила ее удовлетворить, решение суда первой инстанции отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе.

Явившейся в настоящее судебное заседание представители ответчика ПФР РФ решение суда первой инстанции считали законным и обоснованным, просил оставить его без изменений.

Представитель ответчика Управления ПФР РФ по г. Новый Уренгой, а также представители третьих лиц Государственного учреждения Пенсионного фонда РФ по г. Камышин и Камышинскому району Волгоградской области, Государственного учреждения Пенсионного фонда РФ по г. Ноябрьск ЯНАО в судебное заседание не явились о дне слушания дела извещены.

Выслушав объяснения истицы, представителей ПФР РФ, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения состоявшегося решения суда.

Из материалов дела усматривается, что 01 сентября 1994 года
С. была назначена пенсия в соответствии с п. “б“ ст. 14 Закона РФ “О государственных пенсиях в РФ“ N 340-1 от 20 ноября 1990 года Управлением труда и социальной защиты населения г. Ноябрьска Тюменской области.

С 01 февраля 1998 года Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 113-ФЗ “О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий“ установил неработающим пенсионерам выгодность исчисления пенсии с применением индивидуального коэффициента пенсионера (ИКП). Данный Закон предполагал использование двух дополнительных факторов при исчислении пенсии: величину среднемесячного заработка по стране в тот же период времени, за который определялся среднемесячный заработок пенсионера, и величину среднемесячного заработка по стране за квартал, предшествующий назначению или перерасчету пенсии. Кроме того, Законом от 21 июля 1997 года были сняты ограничения государственных пенсий минимальными и максимальными размерами, размеры пенсий ограничивались предельным отношением заработков и стажевым коэффициентом.

Согласно положениям Федерального Закона от 21 июля 1997 года на дату вступления его в силу (01.02.1998 г.) отношение заработков не должно превышать 0,7.

В соответствии с Законом РФ “О государственных пенсиях в РФ“ N 122-ФЗ от 08 августа 2001 года “О внесении изменений дополнений в ст. 7 Закона РФ “О государственных пенсиях в Российской Федерации“ с 01 августа 2001 года увеличен предельный размер отношения среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате по стране до 1,2, а для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера или в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, которым установлена пенсия в соответствии с ч. 1 ст. 14 Закона от 20 ноября 1990 года, до 1,7.

Согласно документам пенсионного дела С., общий трудовой стаж в календарном исчислении на
01.08.2001 г. составил 33 года 5 месяцев 16 дней, отношение среднемесячного заработка к среднемесячной заработной плате по стране за тот же период составляет 4,587. Так как С. проживала за пределами Крайнего Севера и пенсия установлена не в соответствии с ч. 1 ст. 14 Закона от 20 ноября 1990 года, то максимальное соотношение заработков при исчислении пенсии учтено как 1,2.

С 01 августа 2001 года специалистами органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, в г. Камышине и Камышинском районе Волгоградской области как неработающему пенсионеру размер пенсии исчислен по Закону от 21 июля 1997 года с применением индивидуального коэффициента (ИКП) пенсионера как наиболее выгодном варианте для С.

В кассационной жалобе С. указывает на нарушение судом требований ч. 2 ст. 157 ГПК РФ. С данным доводом судебная коллегия согласиться не может, поскольку указанных истицей нарушений судом первой инстанции допущено не было.

Так из материалов дела усматривается, что иск С. был предъявлен в Замоскворецкий районный суд г. Москвы. Иск С. данным районным судом, определением судьи Пашкевич А.М. от 29 мая 2009 года, был принят к своему производству. Указанным судом, в составе председательствующего судьи Пашкевич А.М., было открыто судебное заседание 09 февраля 2010 года и постановлено оспариваемое истицей решение.

Согласно ст. 14 ГПК РФ дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями единолично. В случаях, предусмотренных федеральным законом, дела в судах первой инстанции рассматриваются коллегиально в составе трех профессиональных судей.

На основании ч. 2 ст. 157 ГПК РФ разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей. В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала.

Как
следует из материалов дела, в частности протокола судебного заседания, судебное заседание 09 февраля 2010 года было открыто Замоскворецким районным судом г. Москвы в составе председательствующего судьи Пашкевич А.М., в этом же составе суд вынес решение 09 февраля 2010 года, в связи с чем нарушений требования ч. 2 ст. 157 ГПК РФ, как на то указывает истица, судом первой инстанции допущено не было.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что судом не проводилась сверка копий документов, содержащихся в пенсионном деле истицы, с их подлинниками, судебная коллегия отклоняет, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 71 ГПК РФ письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

Как усматривается из приобщенной к материалам дела копии пенсионного дела, содержащиеся в нем копии документов, прошиты, пронумерованы и заверены надлежащим образом.

В связи с вступлением в силу Федерального закона N 173-ФЗ от 17 декабря 2001 года “О трудовых пенсиях в РФ“ с 01 января 2002 года утратили силу Закон от 20 ноября 1990 года и Закон от 21 июля 1997 года.

На основании ст. 30 Закона от 17 декабря 2001 года осуществляется оценка пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 01 января 2002 года путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал.

В целях оценки пенсионных прав застрахованных лиц под общим трудовым стажем понимается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности
до 01 января 2002 года, исчисленная в календарном порядке.

Постановлением Конституционного Суда РФ N 2-П от 29 января 2004 года установлено, что п. 4 ст. 30 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“ не ухудшает положение граждан и не отменяет права, приобретенные ими на основании ранее действовавшего законодательства, а потому не относятся к нормам, которым не может быть придана обратная сила. Кроме того, предусмотренные ею правила соответствуют действовавшим с 01 февраля 1998 года условиям и нормам (в том числе в части, касающейся календарного исчисления трудового стажа), установленным Федеральным законом от 21 июля 1997 года “О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий“, а также ст. 7 Закона Российской Федерации “О государственных пенсиях в Российской Федерации“ с учетом изменений, внесенных в нее этим актом. Пенсионер - в тех случаях, когда исчисленный на их основании размер пенсии не достигал размера пенсии, уже получаемой им по Закону Российской Федерации “О государственных пенсиях в Российской Федерации“ в прежней редакции, - был вправе выбрать исчисление пенсии в соответствии со старым порядком. Тем самым законодатель, вводя с 01 февраля 1998 года иные условия и нормы пенсионного обеспечения наряду с предусмотренными Законом Российской Федерации “О государственных пенсиях в Российской Федерации“, предоставил гражданам возможность адаптироваться к изменениям в пенсионном законодательстве.

Судом первой инстанции также установлено, что по состоянию на 01 января 2002 года расчетный размер трудовой пенсии при полном общем трудовом стаже у С. по Закону от 21 июля 1997 года определялся по формуле:

РП = 0,68 x 1,2 x 1671 = 1363,54 руб., где 1671 - среднемесячная заработная плата в
Российской Федерации за период с 01 июля 2001 года по 30 сентября 2001 года для исчисления и увеличения размеров государственных пенсий, утвержденная Постановлением Правительства РФ от 11.10.2001 г. N 720; 1,2 - соотношение среднемесячного заработка застрахованного лица, представленного для назначения пенсии, к среднемесячной заработной плате в Российской Федерации за тот же период.

Расчетный пенсионный капитал (ПК) на 01 января 2002 г. по Закону от 17.12.2001 года: ПК = (РП - 450) x Т = (1363,54 - 450) x 144 = 131549,76 руб., где 144 (Т) - количество месяцев ожидаемого периода выплаты при установлении трудовой пенсии в 2002 г., в том числе для перерасчета пенсий, назначенных до указанной даты; 450 (БЧ) - размер базовой части трудовой пенсии по старости по состоянию на 01 января 2002 г., величина постоянная.

Страховая часть трудовой пенсии истицы:

СЧ = 131 549,76 / 144 = 913,54 руб.

Размер трудовой пенсии по старости:

П = 450 (БЧ) + 913,54 (СЧ) = 1363,54 руб.

Таким образом, расчет пенсии С. на 01 августа 2001 года по Закону от 20 ноября 1990 года: по документам пенсионного дела общий трудовой стаж истца в льготном исчислении периодов работы в районах Крайнего Севера, на 01 августа 2001 года составил 40 лет 10 месяцев, осовремененный средний заработок за период с 01 сентября 1993 года по 31 августа 1994 года - 8027 руб. 84 коп. Размер пенсии на 01 августа 2001 года по нормам Закона от 20 ноября 1990 года. должен составить 8027,84 x 75% = 6020 руб. 88 коп., но в соответствии со ст. 18 Закона от 20 ноября 1990 года. ограничен максимальным пределом, рассчитанным по формуле:

185,32 x 3 x 1,5 x 1,2 = 1000,73 руб., где

- 185,32 - минимальный размер пенсии;

- 3 - кратность минимальному размеру пенсии;

- 1,5 - районный коэффициент;

- 1,2 - превышение на 20 лет сверх необходимого стажа для женщин 20 лет.

При таких обстоятельствах С. невыгодно проводить конвертацию приобретенных до 01 января 2002 года пенсионных прав согласно Постановления 2-П от 29 января 2004 года или по Постановлению N 70 от 17 октября 2003 года, т.к. расчетный размер пенсии по ст. 30 Закона от 17 декабря 2001 года выше, чем размер трудовой пенсии, исчисленной по нормам Закона от 20 ноября 1990 года.

Кроме того, суд первой инстанции установил, что 20 октября 2009 г. Управлением Пенсионного фонда РФ (государственным учреждением) в г. Новом Уренгое Ямало-Ненецкого автономного округа был выслан дополнительный аттестат на выплату пенсии за октябрь 2008 года С., поступивший в Управление Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в г. Камышине и Камышинском районе Волгоградской области 13.11.2009 г. В связи с чем Управлением Пенсионного фонда РФ (государственным учреждением) в г. Камышине и Камышинском районе Волгоградской области вынесено распоряжение о доплате пенсии С. за октябрь 2008 г. в сумме 5356 руб. 47 коп., перечисленной в декабре 2009 г. на ее лицевой счет в Сберегательном банке РФ. При этом выплата пенсии истице за период с 01.11.2008 г. по 31.12.2008 г. пенсии была произведена Управлением в январе 2009 г. в общей сумме 10712 руб. 98 коп., что подтверждает за указанный период история выплаты пенсии по лицевому счету С.

Указанные обстоятельства подтверждаются письменными материалами дела и никем опровергнуты не были.

Согласно ст. 8 Закона от 20 ноября 1990 года финансирование выплаты пенсий, назначенных в соответствии с настоящим Законом, осуществляется Пенсионным фондом Российской Федерации за счет страховых взносов работодателей, граждан и ассигнований из федерального бюджета.

Пунктом 1 ст. 10 Закона от 17 декабря 2001 года предусмотрено, что суммы страховых взносов, поступившие за застрахованное лицо в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, учитываются на его индивидуальном лицевом счете.

Учитывая изложенное судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что учесть страховые взносы на индивидуальном лицевом счете С. за период с 01.11.1990 года по 01.05.1995 года не представляется возможным, т.к. персонификация и учет поступивших на индивидуальные лицевые счета застрахованных лиц страховых взносов производится только с 01.01.2002 г., т.е. с началом пенсионный реформы.

При указанных обстоятельствах, суд первой инстанции, на основании оценки, в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, представленных сторонами доказательств и анализа правовых норм, пришел к правильному выводу, о том, что право на пенсионное обеспечение С. ответчиком нарушено не было, пенсия исчислена в строгом соответствии с пенсионным законодательством.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований С. к Пенсионному фонду РФ, Государственной учреждению - Управлению Пенсионного фонда РФ в г. Новый Уренгой о перерасчете пенсии, взыскании компенсации морального вреда.

Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств и соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке. Никаких нарушений норм ГПК РФ, влекущих безусловную отмену решения суда, по делу не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

определила:

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 09 февраля 2010 года оставить без изменений, кассационную жалобу без удовлетворения.