Решения и определения судов

Определение Московского городского суда от 24.06.2010 по делу N 33-18439 Иск о признании недействительным договора купли-продажи удовлетворен правомерно, поскольку в момент заключения договора истец в силу своего психического состояния не отдавал отчет своим действия и не мог руководить ими. В удовлетворении встречного иска о взыскании денежных средств в счет применения последствий недействительности сделки отказано правомерно, так как не представлено доказательств, подтверждающих факт передачи денежных средств ответчику в день регистрации договора купли-продажи.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 июня 2010 г. по делу N 33-18439

Судья: Клепикова Е.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

председательствующего Журавлевой Т.Г.

судей Гончаровой Е.Н. и Кочергиной Т.В.

при секретаре К.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Журавлевой Т.Г.,

дело по кассационной жалобе представителя Т. по доверенности Ф. на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 26 февраля 2010 г., которым постановлено:

исковые требования П. удовлетворить.

Признать недействительным договор купли-продажи квартиры, заключенный между П. и Т., зарегистрированный в УФРС по г. Москве.

Применить последствия признания сделки недействительной, возвратив квартиру, в собственность П.

Решение суда является основанием для погашения записи о праве собственности Т. на указанную квартиру
в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и восстановлении записи о праве собственности П. на указанную квартиру.

В удовлетворении встречных исковых требований Т. к П. о взыскании денежных средств в счет применения последствий недействительности сделки и госпошлины - отказать.

установила:

П. обратился в суд с иском к Т. о признании сделки недействительной, признании права собственности. Свои требования мотивирует тем, что он является инвалидом 2 группы бессрочно, имел на праве собственности 2-комнатную квартиру. Совершил сделку купли-продажи квартиры с Т., при этом каких-либо денег от совершенной сделки не получил. П. был выписан по отрывному талону ф. 6 в Тульскую область, Узловский район, и был зарегистрирован. Истец длительное время состоит на учете в ПНД N 5, неоднократно госпитализировался в психиатрические больницы, в силу психического состояния здоровья в момент совершения сделки купли-продажи не мог понимать значения совершаемых им действий и руководить ими.

Т. предъявил встречный иск, в котором указал, что признает первоначальные исковые требования о признании договора купли-продажи недействительным, просит взыскать с П. в порядке применения последствий недействительности сделки денежные средства, полученные истцом по сделке, в сумме <...> рублей, а также расходы по госпошлине в размере <...>.

В судебном заседании представитель истца П. по доверенности адвокат Алешина Н.С. исковые требования поддержала, встречные исковые требования не признала.

Ответчик Т. в судебное заседание не явился, извещен о времени и месте судебного заседания надлежащим образом.

Представитель Т. по доверенности Ф. исковые требования в судебном заседании признал, встречные исковые требования поддержал.

Представитель третьего лица Управления Росреестра по Москве в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, просил рассмотреть дело
в его отсутствие.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы просил представитель Т. Ф.

Проверив материалы дела, выслушав представителя ответчика Ф., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется.

Судом установлено, что П. на праве собственности принадлежит 2-комнатная квартира. Истец является инвалидом 2 группы бессрочно, длительное время состоит на учете в ПНД N 5, неоднократно госпитализировался в психиатрические больницы.

Между П. и Т. заключен договор купли-продажи указанной квартиры.

Истец выписан по отрывному талону.

В силу ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившемся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о наличии оснований для признании договора купли-продажи квартиры, заключенного между истцом П. и ответчиком Т. недействительным.

Суд признал, что в момент заключения договора П. в силу своего психического состояния не отдавал отчет своим действия и не мог руководить ими.

Данный вывод основан на заключении судебно-медицинской экспертизы, назначенной судом по делу и проведенной комиссией экспертов ПКБ N 1 им. Н.А. Алексеева.

Согласно данного экспертного заключения П. страдает психическим расстройством в форме органического расстройства личности в связи со смешанными заболеваниями головного мозга, об этом свидетельствует данные анамнестических сведений, медицинской
документации, представленных материалов гражданского дела, результатов экспертно-клинического судебно-психиатрического и экспериментально-патопсихологического исследований о родовой (черепно-мозговой) травме, формировании в раннем детстве стойкого психоорганического синдрома в сочетании с задержкой темпов умственного развития с расстройством речи, препятствовавших успешному обучению в массовой школе, об установленном в условиях психиатрического стационара диагнозе: “Органическое заболевание центральной нервной системы с выраженным и стойким вариантом психоорганического синдрома, мнестико-интеллектуальным снижением“. Имеющееся у П. психическое расстройство сопровождается когнитивными нарушениями (малая продуктивность сугубо конкретного мышления, примитивность суждений, бедный словарный запас, малый объем знаний и общеизвестных представлений, несформированность социально-бытовых, адаптационно-прогностических способностей психики, выраженное снижение памяти), а также эмоционально-волевыми расстройствами (личностная незрелость, пассивная подчиняемость, повышенная внушаемая) при отсутствии критики к своему болезненному состоянию и оценки (осознанию) юридических нюансов (особенностей) и прогнозирования совершаемой сделки. Степень выраженности указанного психического расстройства у П. столь значительна, что лишила его способности понимать значение своих действий и руководить ими на момент заключения договора купли-продажи квартиры.

Дав оценку указанному экспертному заключению, суд положил его в основу решения, признав в действиях П. наличие порока воли при заключении договора купли-продажи своей квартиры, в связи с чем суд обоснованно признал данную сделку недействительной.

В соответствии со ст. 171 ГК РФ каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах.

Суд правомерно указал, что в порядке применения последствий признания сделки недействительной квартира, расположенная подлежит возврату в собственность П., запись в ЕГРП о праве собственности ответчика на спорную квартиру подлежит погашению с восстановлением записи о праве собственности П.

Разрешая встречные исковые требования Т., суд исходил
из того, что в силу п. 4 договора купли-продажи квартира продавалась за <...>, данную сумму истец должен был получить от Т. в день государственной регистрации договора.

В нарушение ст. 56 ГПК РФ суду не представлено доказательств, подтверждающих факт передачи денежных средств П., в день регистрации договора купли-продажи. Таких доказательств не представлено и судебной коллегии.

Представленные Т. в подтверждение передачи денег по договору расписка и акт передачи недвижимости не могут быть признаны допустимыми доказательствами.

Суд достаточно полно исследовал данные документы и дал им надлежащую правовую оценку, что подробно отражено в мотивировочной части решения.

Таким образом, суд пришел к выводу, что основания для удовлетворения встречных требований Т. отсутствуют.

Ссылка в кассационной жалобы на то, что суд неправомерно не принял во внимание представленную ответчиком расписку о получении денежных средств, поскольку подлинность расписки не оспаривалась, доказательств написания расписки под принуждением не представлено, а ошибки, допущенные при составлении расписки, вызваны юридической безграмотностью сторон, является несостоятельной. Расписка дана в подтверждение иной сделки - обмена квартиры истца на квартиру в пос. Дубровка, Узловского района Московской области, не может служить подтверждением факта передачи денежных средств по договору купли-продажи.

Выводы суда первой инстанции мотивированы, соответствуют собранным по делу доказательствам, и оснований для признания их неправильными не установлено. Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 26 февраля 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу представителя Т. по доверенности Ф. - без удовлетворения.