Решения и определения судов

Определение Московского городского суда от 24.06.2010 по делу N 33-18353 Иск об установлении факта трудовых отношений, восстановлении на работе, взыскании денежных средств, обязании направить необходимые документы для назначения страховых взносов частично удовлетворен правомерно, так как ответчик еще ранее допустил нарушения трудового законодательства, что повлекло для истца неблагоприятные последствия. Кроме того, ответчик не проводил надлежащим образом инструктажа, тогда как работа истца связана с опасными условиями, что также является причиной нечастного случая.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 июня 2010 г. по делу N 33-18353

Федеральный судья: Жигалова Н.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Васильевой И.В. и судей Фоминой М.В. и Кировой Т.В., с участием прокурора Ларионовой О.Г., при секретаре Е., заслушав в открытом судебном заседании по докладу Фоминой М.В. дело по кассационным жалобам Г. и ООО “ИНТЕРО“ на решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 17 марта 2010 года, которым постановлено:

Взыскать с ООО “ИНТЕРО“ в пользу Г. заработную плату за период нетрудоспособности в размере 96.000 руб., расходы на приобретение трости в размере 1.059 руб., компенсацию морального вреда в размере 1.000.000
руб., расходы за оказание услуг представителем в размере 33.700 руб., всего 1.130.759 руб.

Обязать ООО “ИНТЕРО“ подготовить и направить в ГУ-МРОФСС документы для назначения Г. выплаты страховых взносов.

В остальной части иска Г. к ООО “ИНТЕРО“ об установлении факта трудовых отношений в должности гранитчика и получения заработной платы в размере 35.000 руб., восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время нетрудоспособности, возмещение расходов на лечение отказать.

Взыскать с ООО “ИНТЕРО“ в доход государства в размере 5.080 руб.,

установила:

Согласно материалам дела 27 февраля 2009 г. при исполнении трудовых обязанностей в ООО “ИНТЕРО“ с Г. произошел несчастный случай на производстве, в связи с чем Г. был полностью нетрудоспособен до 4 ноября 2009 г., в настоящее время он признан трудоспособным, но с утратой 20% профессиональной трудоспособности.

ООО “ИНТЕРО“ не выплатило истцу причитающееся пособие по временной нетрудоспособности и не передало необходимые документы для выплаты страховых взносов в связи с частичной утратой профессиональной трудоспособности в ГУ - МРОФСС.

Г. обратился в суд с иском к ООО “ИНТЕРО“ об установлении факта трудовых отношений с ответчиком в должности гранитчика с 1 марта 2008 г. и с установленной заработной платой в размере 35.000 руб. в месяц, восстановлении на работе в должности гранитчика, взыскании пособия по временной нетрудоспособности за период с 27 февраля 2009 г. по 4 ноября 2009 г. и с 5 ноября 2009 г. 20% утраченного заработка в размере 396.000 руб., взыскании расходов на лечение в размере 9.730 руб. 97 коп., взыскании компенсации морального вреда в размере 1.000.000 руб., также просил обязать ответчика подготовить и направить необходимый пакет документов в ГУ-МРОФСС для назначения
страховых взносов в связи с частичной утратой трудоспособности в результате несчастного случая

В обоснование заявленных требований Г. сослался на те обстоятельства, что был принят на работу к ответчику на должность гранитчика с 1 марта 2008 г. с разрешения руководителя ООО “Интеро“ Д., до 27 февраля 2009 г. выполнял именно работу гранитчика на различных объектах, где выполняло строительные работы ООО “Интеро“, при этом заработная плата ему была установлена и выплачивалась в размере 35.000 руб. в месяц, но никакого письменного трудового договора ответчик с ним не заключил, листки нетрудоспособности после нечастного случая не оплатил, документы на оформление выплаты страховых взносов в Фонд социального страхования не передал, тем самым лишил его средств к существованию, причинил нравственные и физические страдания.

Требования истца поддержал также его представитель по доверенности, который просил взыскать в пользу истца судебные расходы за оказание услуг представителем в размере 33.700 руб.

Представители ответчика, в том числе генеральный директор ООО “Интеро“ Д., иск признали частично, пояснив, что истец действительно состоял в трудовых отношениях с ответчиком, но с 12 января 2009 г. по срочному трудовому договору сроком на два месяца, должность по данному договору у истца была “подсобный рабочий“, заработная плата составляла 12.000 руб. в месяц, никаких иных договоров с истцом не заключалось, поскольку несчастный случай с истцом произошел при выполнении трудовых обязанностей, то ответчик согласен выплатить истцу пособие по временной нетрудоспособности исходя из 12.000 руб. в месяц за период с 27 февраля по 4 ноября 2009 г. и передать необходимые документы в Фонд социального страхования для назначения выплат истцу в связи с частичной утратой нетрудоспособности,
уплатил при этом страховые взносы, которые действительно с 12 января 2009 г. не уплачивались, требования в части взыскания денежной компенсации морального вреда не могут быть удовлетворены в силу того, что ответчик никаких виновных действий в отношении истца не совершал, несчастный случай произошел в результате некачественных фасадных лесов, на которых работал истец, однако данные леса были ответчику предоставлены ООО “Техресурсмонтаж“.

Представитель 3-его лица ГУ-Московское региональное отделение Фонда социального страхования России требования истца в части передачи ответчиком документов для назначения и выплаты страховых взносов не признал, ссылаясь на то, что ответчик в нарушение действующего законодательства не уплачивал страховые взносы за истца как за своего работника, поэтому Фонд социального страхования не может назначить истцу страховые выплаты в связи с несчастным случаем на производстве, в этом случае ответственность по возмещению вреда должна быть возложена только на ответчика. Кроме того, 3-м лицом заявлено ходатайство о пропуске истцом срока на обращение в суд, предусмотренного ст. 392 ТК РФ.

Представитель 3-его лица Гострудинспекция г. Москвы не возражал против удовлетворения требований истца.

Суд постановил вышеприведенное решение, с которым в части не согласен Г. и в своей кассационной жалобе просит решение изменить.

Кроме того, на решение подана кассационная жалоба ООО “ИНТЕРО“, которое не согласно с компенсацией морального вреда и признании судом трудовых отношений с истцом бессрочными и просит об изменении решения.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения Г., представителя ООО “ИНТЕРО“, представителя Фонда социального страхования, заключение прокурора, полагавшего, что решение суда подлежит оставлению без изменения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и
требованиями закона.

Согласно ст. ст. 16, 57, 67 ТК РФ при приеме работника на работу работодатель обязан с ним заключить письменный трудовой договор, в котором четко определены условия договора. Трудовой договор составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами.

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе.

При этом представителем работодателя является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2).

Рассматривая данное дело, суд правильно определил значимые по делу обстоятельства, с достаточной полнотой их исследовал и на основании оценки добытых по делу доказательств в их совокупности со всеми материалами дела пришел к выводу о частичном удовлетворении требований Г.

Доводы истца о том, что с разрешения генерального директора ООО “Интеро“ Д. Г. фактически был допущен к исполнению трудовых обязанностей с 1 марта 2008 г., судом проверены и своего подтверждения не нашли.

По делу установлено, что штатном расписании указанного Общества нет должностей гранитчика и подсобного рабочего.

Генеральный
директор ООО “ИНТЕРО“ пояснил, что при выполнении строительных работ они заключали договоры подряда или субподряда с другими организациями, силами которых и выполнялись гранитные работы и связанные с ними другие работы, однако в 2009 г. в производственных целях ООО “Интеро“ заключило несколько срочных трудовых договоров для выполнения строительных работ, в том числе срочный трудовой договор сроком на два месяца был заключен и с истцом, однако письменный договор не был составлен и подписан, приказ о приеме истца на работу по срочному трудовому договору не издавался, но до 12 января 2009 г. она, как руководитель к работе в ООО “Интеро“ истца не допускала.

Данные показания представителя ответчика подтверждаются письменным срочным трудовым договором от 12 января 2009 г., согласно которому истец, действительно, принимался на работу к ответчику с 12 января 2009 г. на два месяца для выполнения определенных работ (л.л.д. 14 - 15). Данный договор подписан только ответчиком как работодателем, т.к. истец отказался подписать данный договор, что истцом не отрицается.

Суд пришел к выводу, что отсутствие подписи истца на срочном трудовом договоре от 12 января 2009 г. не свидетельствует о том, что истец был принят на работу к ответчику ранее, с 1 марта 2008 г., т.к. доказательств о том, что данный срочный трудовой договор не соответствует действительности, в суд не представлено.

Также истцом в суд не представлено доказательств о том, что он работал у ответчика в должности гранитчика, т.к. должность истца в срочном трудовом договоре указана как “подсобный рабочий“. Должностных обязанностей “гранитчика“ и “подсобного рабочего“ у ответчика не имеется, поскольку данные должности в штатном расписании отсутствуют. Бесспорных
сведений о том, какую именно работу выполнял истец у ответчика, также никто из сторон не представил. Истец утверждает, что он выполнял работы по полировке гранитных плит и облицовке гранитными плитами. Представитель ответчика пояснила, что истец выполнял подсобные работы, в том числе при полировке и облицовке, затирке межплиточных швов и др., которые не относятся к обязанностям гранитчика.

В отсутствие иных доказательств, суд указал, что поскольку в суде нашел подтверждение факт допущения истца к работе у ответчика с ведома руководителя организации только с 12 января 2009 г., то следует учитывать и должность, которая предусмотрена срочным трудовым договором - подсобный рабочий.

Не представлено истцом доказательств и в подтверждение утверждения о том, что его средняя заработная плата у ответчика составляла 35.000 руб.

Заработная плата истцу по платежным ведомостям у ответчика с 12 января по 27 февраля 2009 г. не выплачивалась. Никаких дополнительных соглашений между сторонами о размере заработной платы не заключалось. При таких обстоятельствах суд признал, что заработной платой истца у ответчика следует считать 12.000 руб. в месяц, что указано в письменном срочном трудовом договоре.

При указанных обстоятельствах суд не нашел правовых оснований к удовлетворению требований истца об установлении факта трудовых отношений с ответчиком с 1 марта 2008 г. в должности гранитчика с ежемесячным окладом в размере 35.000 руб., т.к. из представленных суд доказательств, в том числе показаний генерального директора ООО “Интеро“, видно, что истец был фактически допущен к работе у ответчика, но с 12 января 2009 г. и по срочному трудовому договору.

Отказывая в удовлетворении требований Г. о восстановлении на работе в должности гранитчика, суд исходил из следующего.

Согласно
ч. 4 ст. 58 ТК РФ в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.

В соответствии со ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения.

В период действия срочного трудового договора с истцом 27 февраля 2009 г. произошел нечастный случай на производстве, в связи с чем он с 27 февраля 2009 г. по 4 ноября 2009 г. был нетрудоспособен, ему выдавались листки нетрудоспособности. 5 ноября 2009 г. истец должен был приступить к работе.

Между тем, установлено, что ответчик как работодатель не расторгнул срочный трудовой договор ни по его окончании, т.е. по истечении двух месяцев с 12 января 2009 г., ни по окончании действия листков нетрудоспособности. Истец также не настаивал на расторжении срочного трудового договора.

При этом суд правомерно учел, что не допускается увольнение работника в период его нетрудоспособности только в случае увольнения работника по основаниям ст. 81 ТК РФ, т.е. по инициативе работодателя. В отношении срочного трудового договора данное условие не действует. Однако ответчик не направил истцу уведомление об увольнении по окончании действия срочного трудового договора, хотя имел на это право, выплатив истцу при этом пособие по временной нетрудоспособности в полном размере.

Следовательно, условие о
срочности трудового договора, предусмотренное в трудовом договоре от 12 января 2009 г., утратило свою силу и трудовой следует считать заключенным на неопределенный срок.

При таких обстоятельствах оснований к удовлетворению требований истца о восстановлении на работе в должности гранитчика суд не имел.

Суд правомерно указал, что истца никто не увольнял с работы, следовательно, а потому он имеет право приступить к работе, а на должность гранитчика он к ответчику не принимался.

Согласно ст. 183 ТК РФ при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральными законами.

Условия, размеры и порядок обеспечения работников пособиями по временной нетрудоспособности регулируются ФЗ “Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам“.

К застрахованным по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности относятся лица, работающие по трудовым договорам, в том числе работающими по трудовому договору считаются и лица, фактически допущенные к работе.

Пособие по временной нетрудоспособности назначается, если обращение за ним последовало не позднее 6-ти месяцев со дня восстановления трудоспособности (установления инвалидности с ограничением способности к трудовой деятельности).

В соответствии с ч. 1 ст. 15 ФЗ “Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам“ пособие назначается и выплачивается работодателем. Работодатель выплачивает пособие в порядке установленном для выплаты заработной платы.

По делу установлено, что ответчик в нарушение действующего законодательства не оформил истцу обязательное социальное страхование, однако данное обстоятельство не освобождает ответчика, как работодателя, от обязанности выплатить истцу пособие по временной нетрудоспособности.

Также ответчиком в суд не представлен расчет пособия по временной нетрудоспособности за период с 27 февраля 2009 г. по 4 ноября 2009 г.

Вместе с тем, установлено, что ответчик
согласен выплатить истцу данное пособие из расчета 12.000 руб. в месяц, что составит 96.000 руб. (12.000 руб. x 8 месяцев).

Суд первой инстанции был лишен возможности произвести расчет размера пособия по временной нетрудоспособности, причитающегося истцу, поскольку не располагал сведениями о начисленной истцу ответчиком заработной платы.

При указанных обстоятельствах суд частично удовлетворил указанные требования, из расчета 12.000 руб. в месяц.

Согласно акту о несчастном случае по форме Н-1 с истцом 27 февраля 2009 г. действительно произошел несчастный случай на производстве (л.л.д. 16 - 20).

Согласно ст. 184 ТК РФ при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.

Виды, объем и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами.

Вред, причиненный здоровью или жизни работника при исполнении трудовых обязанностей, возмещается путем предоставления обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случае и профессиональных заболеваний. Правовые, экономические и организационные основы этого вида социального страхования, а также порядок возмещения вреда, включая условия, виды и размеры (объемы) обеспечения, урегулированы ФЗ от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний“.

Обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний подлежат все лица, выполняющие работу на основании трудового договора, а также лица, фактически допущенные к работе.

Пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессионального заболевания назначается и выплачивается работодателем в соответствии с общим порядком обеспечения пособием по временной нетрудоспособности.

Страховые выплаты (единовременные и ежемесячные в связи с частичной утратой трудоспособности) назначает и выплачивает страховщик, т.е. Фонд социального страхования РФ.

Решение о назначении или отказе в назначении страховых выплат принимается страховщиком не позднее 10 дней со дня поступления соответствующего заявления и всех необходимых документов, которые направляет страховщику страхователь, т.е. работодатель. При этом действующее законодательство не устанавливает каких-либо сроков обращения к страховщику за страховым обеспечением.

Из материалов дела усматривается, что истцу инвалидность в связи с несчастным случаем на производстве, имевшем место 27 февраля 2009 г., не установлена, он признан трудоспособным, т.к. степень ограничения способности к трудовой деятельности МСЭ не определена, истец может продолжать профессиональную деятельность с уменьшенным объемом выполняемой работы, в связи с чем ему установлено 20% утраты профессиональной трудоспособности (л.л.д. 88, 92 - 92).

Суд пришел к выводу, что у истца в соответствии с ФЗ от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний“ возникает право на получение страховых выплат в размере утраченного заработка (20%) со дня, когда ему установлена утрата профессиональной трудоспособности с 4 декабря 2009 г.

Поскольку данные выплаты назначает и производит ГУ - Московское региональное отделение ФСС (ГУ-МРОФСС), куда ответчик, как страхователь обязан направить необходимые документы, предусмотренные ФЗ от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний“, в том числе, заявление истца.

Ответчик признал требования истца о направлении необходимых документов для назначения страховых выплат истцу в ГУ-МРОФСС, поэтому требования истца в этой части были судом удовлетворены.

Данные выплаты должны быть назначены истцу и произведены с 4 декабря 2009 г. не ответчиком, а страховщиком - ГУ-МРОФСС.

Суд правомерно указал, что то обстоятельство, что ответчик в нарушение действующего законодательства не оформил обязательное социальное страхование истца, не освобождает ГУ-МРОФСС от обязанности принять документы в отношении истца к рассмотрению и вынести соответствующее решение, которое в случае несогласия с ним, может быть оспорено истцом в судебном порядке.

Нарушение ответчиком как работодателем законодательства об обязательном социальном страховании влечет для него административное наказание, о чем ГУ-МРОФСС может ходатайствовать перед соответствующими органами.

При таких обстоятельствах, оснований для возложения на ответчика как на работодателя обязанности по выплате частично утраченного заработка со дня установления истцу 4 декабря 2009 г. 20% утраты профессиональной трудоспособности, суд не нашел и обоснованно исходил из того, что данные выплаты должен производить Фонд социального страхования в силу действующего федерального законодательства.

Истцом к ответчику заявлены требования о возмещении расходов на лечение в размере 9.730 руб. 97 коп. Однако расходы на лечение также возмещаются Фондом социального страхования. Но поскольку ответчик уклонился от обязательного социального страхования, то суд счел возможным взыскать данные расходы с ответчика по основаниям ст. 937 ГК РФ в соответствии с представленными доказательствами, подтверждающими указанные расходы и их необходимость по состоянию здоровья вследствие полученных при исполнении трудовых обязанностей у ответчика травм.

Частично удовлетворяя указанные требования, суд, в частности, указал, что из представленных истцом кассовых чеков не видно, что им приобретались действительно лекарственные средства, необходимые ему для восстановительного лечения.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме и размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Ответчик в нарушение действующего трудового законодательства не заключил своевременно письменного трудового договора с истцом, не оформил обязательное социальное страхование, в связи с чем не выплатил истцу причитающуюся заработную плату за проработанное время до 27 февраля 2009 г., не выплатил истцу пособие по временной нетрудоспособности за восемь месяцев и лишил истца возможности получить своевременно страховые выплаты в связи с частичной утратой профессиональной трудоспособности.

Данные действия суд признал неправомерными и учитывал при определении размера компенсации морального вреда, т.к. они причинили значительные нравственные страдания истца, который в течение года лишен фактически средств к существованию, тогда как несчастный случай с ним произошел именно при исполнении трудовых обязанностей.

Суд правильно указал, что то обстоятельство, что несчастный случай произошел по причине поставленных другой организацией некачественных фасадных лесов, на которых работал истец, на что ссылался ответчик, возражая против исковых требований Г., не освобождает ответчика как работодателя от возмещения морального вреда, т.к. ответчик еще ранее допустил нарушения трудового законодательства, которые повлекли для истца крайне неблагоприятные последствия. Кроме того, ответчик не проводил с истцом надлежащим образом инструктажа, тогда как работа истца связана с опасными условиями, переноской тяжелых грузов, что также является одной из причин нечастного случая.

С учетом данных обстоятельств суд счел возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 1.000.000 руб.

Заявленное представителем 3-его лица ходатайство о пропуске истцом срока на обращение в суд, предусмотренного ст. 392 ТК РФ, юридически необоснованно и не подлежит удовлетворению.

Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Однако, при рассмотрении дел по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы, учитывается, что заявление работодателя о пропуске срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, т.к. нарушение носит длящийся характер (п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2).

Также нарушение работодателем норм трудового законодательства, предусматривающие оформление трудовых отношений (заключение письменного трудового договора), когда трудовые отношения не прекращены, а между сторонами трудовые отношения не прекращены, носит длящийся характер, в связи с чем работник имеет право до окончания действия трудового договора обратиться в суд с требованиями о его заключении.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ суд разрешил вопрос о возмещении расходов на оплату услуг представителя.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда и данной судом первой инстанции оценкой доказательств по делу.

Доводы кассационных жалоб вывод суда не опровергают, направлены на иную оценку добытых по делу доказательств, а потому основанием к отмене решения служить не могут.

В праве на представление доказательств стороны ограничены не были.

Доказательств, удовлетворяющих требованиям закона об их относимости и допустимости, в подтверждение утверждения о периоде работы у ответчика, занимаемой должности и заработной плате, Г. не представлено, а потому в отсутствие таких доказательств, суд исходил из доказательств, находившихся в его распоряжении на дату разрешения спора.

Нарушений норм гражданско-процессуального законодательства, влекущих в соответствии со ст. 364 ГПК РФ отмену решения, судом при рассмотрении дела не допущено.

Иными участвующими в деле лицами решение не обжалуется.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 17 марта 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.