Решения и определения судов

Определение Ленинградского областного суда от 24.06.2010 N 22-1122/2010 Состояние здоровья обвиняемого при отсутствии медицинских документов, свидетельствующих о невозможности его содержания в условиях следственного изолятора, и при наличии указанных в законе (статье 109 Уголовно-процессуального кодекса РФ) оснований для продления срока содержания под стражей не может являться обстоятельством, влекущим изменение ранее избранной меры пресечения в виде заключения под стражу.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 июня 2010 г. N 22-1122/2010

Судья Тоскина Л.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Стрижакова А.А.,

судей Елкиной А.В. и Степановой В.В.,

при секретаре Ш.,

рассмотрев в судебном заседании от 24 июня 2010 года кассационную жалобу обвиняемого Т. на постановление судьи Киришского городского суда Ленинградской области от 3 июня 2010 года, которым

Т., <...>, ранее судимому:

19 марта 1998 года Киришским городским судом Ленинградской области по ч. 1 ст. 111 УК РФ, п. “в“ ч. 2 ст. 112 УК РФ к 6 годам лишения свободы;

16 апреля 2003 года Великоустюгским районным судом Вологодской области по п. “г“ ч. 2
ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, с присоединением неотбытой части наказания по приговору от 19.03.1998 года, окончательно назначено наказание в виде 9 лет 3 месяцев лишения свободы;

3 октября 2003 года мировым судьей судебного участка N 122 Чердынского района Пермской области по ч. 1 ст. 313 УК РФ, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, к 10 годам лишения свободы;

28 апреля 2005 года Грязнинским городским судом Липецкой области по ч. 1 ст. 111 УК РФ, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, к 12 годам лишения свободы, освобожден постановлением Правобережного районного суда г. Липецка от 4 июня 2009 года условно-досрочно на срок 4 года 4 месяца 6 дней,

обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ,

продлен срок содержания под стражей на два месяца трое суток, а всего до четырех месяцев трех суток, то есть до 9 августа 2010 года включительно.

9 января 2010 года следственным отделом по г. Кириши следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ленинградской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, по факту обнаружения 7 января 2010 года трупа К. с признаками насильственной смерти.

19 января 2010 года в отношении Т. заочно вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, а также вынесено постановление об объявлении Т. в розыск.

6 апреля 2010 года Т. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ и в тот же день постановлением Киришского городского суда
Ленинградской области ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Следователь, с согласия и.о. руководителя СУ СК при прокуратуре РФ по Ленинградской области, обратился в суд с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого Т. под стражей на 2 месяца 03 суток, а всего до четырех месяцев трех суток, поскольку по делу необходимо выполнить следующие действия: получить заключение стационарной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Т., получить заключения биологической и медико-криминалистической экспертиз, ознакомить обвиняемого Т. и потерпевшую Ж. с заключением судебных экспертиз, провести проверку показаний на месте с участием свидетеля Д., провести проверку показаний на месте с участием обвиняемого Т., предъявить обвинение Т. в полном объеме; направить уголовное дело прокурору с учетом требований, предусмотренных Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации N 4-П от 22 марта 2005 года.

При этом следователь сослался на невозможность изменения Т. ранее избранной меры пресечения, поскольку он обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, ранее неоднократно судим за совершение тяжких преступлений, длительное время скрывался от органов предварительного следствия, что характеризует его как лицо склонное к совершению преступлений, в связи с чем у органов следствия имеются основания полагать, что обвиняемый может вновь скрыться, продолжить преступную деятельность, угрожать свидетелям и другим участникам уголовного судопроизводства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

В судебном заседании обвиняемый Т. возражал против продления срока содержания под стражей.

Постановлением Киришского городского суда Ленинградской области от 3 июня 2010 года Т. продлен срок содержания под стражей на 2 месяца 03 суток, а всего до четырех месяцев трех суток, то есть до 9 августа 2010 года включительно.

Заслушав доклад судьи Степановой В.В., выслушав
объяснения адвоката Моровой И.С., поддержавшей доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Дубова А.Б., полагавшего необходимым постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

установила:

В кассационной жалобе обвиняемый Т. выражает несогласие с постановлением суда и просит его отменить, избрав ему меру пресечения, не связанную с изоляцией от общества. В обоснование ссылается на наличие у него сердечных заболеваний, имеющих тяжелые последствия, а также на ненадлежащие условия содержания под стражей в изоляторе временного содержания Киришского ОВД, отсутствие необходимых ему медикаментов, неоказание медицинской помощи, отказ в вызове защитника.

Проверив представленные материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит постановление о продлении срока содержания под стражей, вынесенное в отношении Т., законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 109 УПК РФ срок содержания под стражей может быть продлен в случае невозможности закончить предварительное следствие в установленный законом срок и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения в виде заключения под стражу.

Как видно из ходатайства следователя, окончание предварительного расследования по делу до истечения срока содержания Т. под стражей невозможно по объективным причинам. По данному делу требуется выполнить ряд процессуальных и следственных действий, в том числе, связанных с окончанием предварительного расследования и направлением дела в суд.

Судом проверены основания, указанные следователем в ходатайстве о невозможности применения к Т. иной меры пресечения, им дана надлежащая оценка, что и позволило суду прийти к правильному выводу о том, что в настоящее время отсутствуют основания для изменения или отмены ранее избранной меры пресечения.

При решении вопроса, поставленного в ходатайстве следователя, суд, кроме тяжести обвинения, учел отдельные конкретные факты, касающиеся поведения и личности обвиняемого,
а именно, что Т., будучи ранее неоднократно судимым к наказанию в виде лишения свободы, в период условно-досрочного освобождения от наказания вновь обвиняется в совершении преступления, направленного против жизни, длительное время скрывался от органов предварительного следствия, в связи с чем суд пришел к правильному выводу о том, что в случае изменения меры пресечения Т. может совершить новое преступление, а также скрыться от органов следствия и суда и принял обоснованное решение о необходимости продления Т. срока содержания под стражей.

Доводы кассационной жалобы обвиняемого в части нарушения его права на защиту ввиду отказа в вызове адвоката несостоятельны по следующим основаниям.

В связи с отказом обвиняемого Т. 2 июня 2010 года от услуг адвоката Цветаевой С.В. и его обращением с ходатайством о замене защитника, он был обеспечен другим защитником в порядке ст. ст. 50, 51 УПК РФ и его защиту осуществляла адвокат Шарапова Е.А.

Как видно из материалов дела, на момент принятия судом решения о продлении срока содержания под стражей интересы обвиняемого Т. в судебном заседании представляла адвокат Шарапова Е.А., отводов которой он не заявлял и которая осуществляла его защиту в соответствии с избранной обвиняемым Т. позицией, возражая против удовлетворения ходатайства следователя с аргументацией данной позиции.

Доводы жалобы обвиняемого о наличии у него тяжелого заболевания были предметом рассмотрения суда и им дана надлежащая оценка, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется.

Кроме того, состояние здоровья обвиняемого, при отсутствии медицинских документов, свидетельствующих о невозможности его содержания в условиях следственного изолятора, и при наличии указанных в законе оснований для продления срока содержания под стражей, не может являться обстоятельством,
влекущим изменение ранее избранной меры пресечения.

Доводы кассационной жалобы о ненадлежащих условиях содержания Т. в изоляторе не ставят под сомнение правосудность принятого судом решения, не являются основанием для его отмены и не могут быть предметом рассмотрения суда кассационной инстанции при обжаловании постановления суда о продлении срока содержания под стражей, поскольку действующим законодательством предусмотрен иной порядок обращения в соответствующие органы, в том числе в суд, с жалобами на условия содержания в следственных изоляторах.

Дальнейшее содержание Т. под стражей не находится в противоречии с п. “с“ ч. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и соответствует ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, предусматривающей ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина в той мере, в какой необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других граждан.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого решения, не имеется.

При таких обстоятельствах оснований для отмены постановления судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

определила:

постановление судьи Киришского городского суда Ленинградской области от 3 июня 2010 года в отношении обвиняемого Т. о продлении ему срока содержания под стражей - оставить без изменения, а кассационную жалобу обвиняемого - без удовлетворения.