Решения и постановления судов

Определение Московского областного суда от 25.05.2010 по делу N 33-10023/2010 Иск о снятии с кадастрового учета земельного участка, признании отказа в постановке земельного участка на кадастровый учет незаконным и обязании провести кадастровый учет земельного участка частично удовлетворен правомерно, так как границы земельного участка ответчика установлены без учета права истца на земельный участок, в результате чего часть его участка оказалась в границах земельного участка ответчика по кадастровым документам, что существенно нарушает его права и законные интересы истца.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 мая 2010 г. по делу N 33-10023/2010

Судья: Нагдасев М.Г.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего: Вуколовой Т.Б.,

судей Мядзелец О.А., Резниковой В.В.,

при секретаре К., рассмотрев в открытом судебном заседании от 25 мая 2010 года кассационную жалобу К.В. на решение Дмитровского городского суда Московской области от 22 марта 2010 года по делу по иску Р. к Территориальному отделу по Дмитровскому району Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Московской области и К.В. о признании действий незаконными, снятии с кадастрового учета земельного участка и обязании поставить земельный участок на государственный учет, заслушав доклад судьи Мядзелец О.А., объяснения
представителя К.В., Р.,

установила:

Р. обратился в суд к Территориальному отделу по Дмитровскому району Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Московской области и К.В. с требованиями о снятии с кадастрового учета земельного участка с кадастровым номером <...>, признании отказа в постановке земельного участка на кадастровый учет незаконным и обязании провести кадастровый учет принадлежащего ему земельного участка.

В обоснование заявленных требований истец указал, что в июне 2009 года он решил поставить свой земельный участок на государственный кадастровый учет, однако ответчиком ему было в этом отказано, поскольку граница его земельного участка пересекает одну из границ земельного участка, принадлежащего К.В., границы данного участка с ним не согласовывались, каких-либо споров с соседями по пользованию у него нет.

Р. в судебном заседании настаивал на удовлетворении иска, указав, что его участок огорожен частично, после того, как его брат и сестра оформили принадлежащие им земельные участки, он не смог поставить свой земельный участок на кадастровый учет, так как он налагается на земельный участок ответчика.

Представитель К.В. возражала против удовлетворения иска, указав, что участок ответчика поставлен на учет в установленном законом порядке, проведено межевание, право собственности зарегистрировано.

Земельный участок истца не был поставлен на кадастровый учет. Свидетельство ему выдано администрацией, тогда как таким правом обладали комитеты по земельным ресурсам и землеустройству. Площадь, указанная
истцом не соответствует площади, указанной в свидетельстве.

Представитель Территориального отдела по Дмитровскому району УФАКОН по Московской области в судебное заседание не явился.

Представитель администрации Дмитровского муниципального района Московской области в судебное заседание не явилась.

Р.В. настаивал на удовлетворении иска, указав, что он зарегистрировал право на свой земельный участок в установленном законом порядке, его площадь по документам составила 737 кв. м, расхождение с первоначально предоставленным земельным участком 700 кв. м произошло за счет уточнения границ. Право на 1/3 долю дома ему перешло в порядке наследования, как и истцу, а также А., в дальнейшем каждому из них выделили земельные участки, при этом участок истца был сзади, но под домом истцу тоже выделено полсотки земли.

А. настаивала на удовлетворении иска, указав, что она зарегистрировала право на свой земельный участок в установленном законом порядке, его площадь по документам составила 749 кв. м, расхождение с первоначально предоставленным земельным участком 700 кв. м произошло за счет уточнения границ.

Представитель сельского поселения Костинское Дмитровского муниципального района Московской области в судебное заседание не явился.

Решением Дмитровского городского суда Московской области от 22 марта 2010 года исковые требования удовлетворены частично.

В кассационной жалобе К.В. просит отменить судебное постановление.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, как постановленного в
соответствии с нормами материального и процессуального права.

Из материалов дела усматривается, что Р., Р.В. и А., как собственникам дома, расположенного по адресу: <...>, выделены земельные участки при доме площадью по 0,07 га каждый.

Истцу выдано свидетельство 22 ноября 1993 года за N 1375 на основании постановления главы администрации от 06 мая 1993 года, с приложением плана земельного участка, при этом под 1/3 долей дома 0,005 га.

Р.В. предоставлен участок на основании постановления главы администрации Гришинского сельсовета от 14 августа 1995 года N 95.

А. выдано свидетельство 29 сентября 1995 года за N 46328 на основании постановления главы администрации Гришинского сельсовета от 14 августа 1995 года N 96, с приложением плана земельного участка, при этом из плана следует, что земельный участок граничит зафасадной границей с участком Р.

Согласно выпискам из похозяйственных книг за 1967 г. - 1970 г. и 1980 г. - 1982 г. при доме, право на который перешло к истцам по наследству, значился земельный участок площадью 0,15 га, который после смерти Р. изъят в фонд совхоза.

Р.В. и А. поставили на кадастровый учет и зарегистрировали права собственности на земельные участки площадью 737 кв. м и 749 кв. м соответственно.

Решением Территориального отдела по Дмитровскому району УФАКОН по Московской области от 17 июня 2009 года Р. отказано
в постановке земельного участка на государственный кадастровый учет в связи с тем, что одна из границ его земельного участка в соответствии с кадастровыми сведениями пересекает одну из границ другого земельного участка, при этом рекомендовано доработать представленные документы: согласовать границы со смежными землепользователями - КУМИ Дмитровского муниципального района, представить копии правоустанавливающих документов, удостоверенные надлежащим образом, уточнить границы земельного участка с кадастровыми сведениями.

Земельный участок с кадастровым номером <...> площадью 480600 кв. м по адресу: <...> принадлежит на праве собственности К.В. на основании договора купли-продажи недвижимого имущества от 04 июля 2005 года.

Согласно ответу Территориального отдела по Дмитровскому району УФАКОН по Московской области следует, что землеустроительное дело на земельный участок с кадастровым номером <...> отсутствует.

Постановлением Главы администрации Дмитровского района Московской области от 30 сентября 2002 года N 2613-П утверждены границы земельных участков, предоставленных ТОО “Костино“, при этом площадь земельного участка N <...> с кадастровым номером <...> указана как 1402000 кв. м.

Согласно ответу Территориального отдела по Дмитровскому району УФАКОН по Московской области следует, что границы земельного участка истца пересекаются с границами земельного участка с кадастровым номером <...>.

Для правильного разрешения спора судом назначалась землеустроительная экспертиза.

Согласно заключению землеустроительной экспертизы следует, что максимальная общая площадь земельных участков истца, Р.В., А. составляет 1979 кв. м, а фактически имеющихся границ
- 2100 кв. м. В фактическом пользовании истца находится участок площадью 700 кв. м, Р.В. - 738 кв. м, А. - 750 кв. м. Фактическое расположение земельных участков Р.В. и А. не соответствует координатам, определенным в кадастровых планах, имеется наложение земельного участка Р. на земельный участок К.В. Расположение участков Р., Р.В. и А. в границах согласно первоначальных правоустанавливающих документов и исходя из границ соседних земельных участков по кадастровым документам, также отдельно по фактическим границам, невозможно.

На момент предоставления истцу земельного участка - 06 мая 1993 года в Московской области действовал Порядок регистрации, передачи и закрепления земель в собственность и пожизненное наследуемое владение гражданам в Московской области, утвержденный решением Малого совета Мособлсовета от 09 декабря 1992 года N 9/27, согласно которому граждане имеют право на получение земельных участков по своему выбору.

Разрешая данный спор, суд, пришел к правильному выводу о том, что истец, в установленном на тот период времени порядке, реализовал свое право на приобретение в собственность земельного участка, в результате чего ему выделен земельный участок площадью 0,07 га, при этом границы земельного участка установлены на местности, что подтверждается приложенным к свидетельству планом земельного участка, из которого следует, что земельный участок располагается сзади земельного участка Р.В.

Согласно планам земельных участков Р.В. и А., являющихся
приложением к свидетельствам о праве собственности на землю, следует, что земельный участок истца располагается сзади предоставленных им земельных участков.

Таким образом, документом, подтверждающим возникновение права собственности истца на земельный участок, является свидетельство о праве собственности на землю от 22 ноября 1993 года N 1375 с приложением плана земельного участка, составленного по результатам обмера.

Право истца возникло в 1993 году, с указанного периода он использует земельный участок. Требований об освобождении земельного участка как незаконно занятого, в том числе и со стороны совхоза “Костино“, истцу не предъявлялись, более того, при предоставлении администрацией земельных участков Р.В. и А. учитывался выделенный истцу земельный участок, который обозначен на плане.

Границы земельного участка истца и К.В. пересекаются, что подтверждается фрагментом дежурной кадастровой карты и заключением эксперта.

Принимая за основу заключение эксперта, суд правильно исходил из того, что его заключение позволяет установить границы земельных участков истца и К.В., их соотношение, как и соотношение с земельными участками Р.В. и А.

Наложение земельного участка истца на участок ответчика имеет место во всех возможных случаях расположения земельных участков Р.В. и А., в том числе и с учетом увеличения их земельных участков по сравнению с правоустанавливающими документами, а также расположения, как по кадастровым границам соседних земельных участков, так и по фактическим, а также с учетом части
земельного участка истца под домом.

В данном случае максимальная площадь земельного участка, по кадастровым границам соседних участков составит 1979 кв. м, то есть при принятии за основу размеры земельных участков третьих лиц согласно правоустанавливающих документов (по 700 кв. м), площадь земельного участка истца составит 579 кв. м, тогда как ему предоставлялся земельный участок площадью 700 кв. м.

Граница земельного участка истца налагается на земельный участок К.В. по кадастровому плану, при этом фактическая площадь используемого земельного участка истца не уменьшилась, тогда как возможность надлежащим образом зарегистрировать свое право он не имеет в связи с невозможностью поставить принадлежащий ему земельный участок на кадастровый учет с проведением работ по межеванию.

Оценив указанные обстоятельства, суд пришел к правильному выводу о том, что границы земельного участка ответчика установлены без учета права истца на земельный участок площадью 700 кв. м, в результате чего часть его земельного участка оказалась в границах земельного участка ответчика по кадастровым документам, что существенно нарушает его права и законные интересы, в частности препятствует истцу в реализации права на надлежащее оформление права собственности на земельный участок, в том числе и на постановку земельного участка на государственный кадастровый учет с установлением на местности его границ.

Земельный участок ответчика имел предыдущий номер, а его площадь утверждалась постановлением Главы администрации
Дмитровского района Московской области от 30 сентября 2002 года N 2613-П как составляющая 1402000 кв. м, тогда как в настоящее время она составляет 480600 кв. м, при этом несмотря на имеющиеся в государственном кадастре недвижимости сведения о характерных точках границ участка ответчика землеустроительное дело на данный участок отсутствует.

Описание местоположения границ земельного участка ответчика с кадастровым номером <...>, то есть координаты характерных точек таких границ, не соответствует фактическим границам земельного участка на местности.

Поскольку действующим законодательством предусмотрена возможность уточнения границ земельного участка, суд правомерно обязал Территориальный отдел по Дмитровскому району Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Московской области исключить из состава сведений государственного кадастра недвижимости запись об описании местоположения границ - координатах характерных точек границ земельного участка с кадастровым номером <...>, принадлежащего К.В.

Исключение указанных сведений из состава государственного кадастра недвижимости не влечет за собой прекращение права К.В. на земельный участок, а сам земельный участок не снимается с кадастрового учета. Фактически земельный участок К.В. приобретает статус земельного участка, границы которого не установлены на местности, что не противоречит положениям статьи 45 Федеральным законом от 24 июля 2007 года N 221-ФЗ, регулирующей правовое положение ранее учтенных объектов недвижимости.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о снятии земельного участка ответчика с кадастрового учета, суд правомерно исходил из
того, что в данном случае имеется возможность уточнения границ земельного участка.

Согласно представленным истцом документам в Территориальный отдел по Дмитровскому району УФАКОН по Московской области следует, что данный комплект документов прошит и скреплен печатью ООО “Райзем“ - геодезической организацией, выполнявшей работы по договору с заявителем, в данном комплекте правоустанавливающие документы не заверены в нотариальном порядке, а подлинники данных документов при сдаче дела в Территориальный отдел по Дмитровскому району УФАКОН по Московской области истцом не представлялись.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о признании действий незаконными, обязании поставить земельный участок на государственный кадастровый учет, суд правомерно в силу ч. 3 ст. 39 ФЗ и п. 10 ст. 3 ФЗ от 25 октября 2001 года N 137-ФЗ “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации“ исходил из того, что согласование границ с уполномоченным органом местного самоуправления для заявителя является обязательным, так как фактически орган местного самоуправления владеет земельным участком, граничащим с участком заявителя, на праве собственности.

В соответствии с определением суда от 10 ноября 2009 года ООО “Гео Центр“ проведена землеустроительная экспертиза, стоимость которой составила 30 000 рублей.

Поскольку требования истца к К.В. для разрешения, которых назначалась землеустроительная экспертиза, являются обоснованными, суд правомерно в силу ст. 98 ГПК РФ взыскал с К.В. в пользу экспертного учреждения стоимость экспертизы.

Кроме того, суд обоснованно отказал в удовлетворении исковых требования о взыскании судебных расходов с Территориального отдела по Дмитровскому району Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Московской области, поскольку требования истца к указанному ответчику оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия полагает, что решение суда соответствует требованиям закона.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, направлены на иную оценку представленных по делу доказательств, не опровергают правильность выводов суда и не могут повлечь отмену постановленного по делу решения.

Правовых доводов, которые бы в силу закона могли повлечь отмену решения суда, кассационная жалоба не содержит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ

определила:

Решение Дмитровского городского суда Московской области от 22 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу К.В. - без удовлетворения.